Беседы марта

«Материнский капитал»
Именины
Анна Борисовна Теплова
02.03.2015
Ведущий: Софья Бакалеева

cheap jerseys
wholesale jerseys
cheap jerseys
cheap jerseys
authentic cheap jerseys
cheap jerseys
wholesale jerseys
cheap jerseys
wholesale mlb jerseys

«При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи».

С.Бакалеева
— Здравствуйте, это программа «Материнский капитал» — программа о самом дорогом – о семье и детях. С вами я, ее ведущая Софья Бакалеева. У нас в гостях искусствовед, мама пятерых детей, фольклорист – Анна Борисовна Теплова.
А.Б.Теплова
— Здравствуйте!
С.Бакалеева
— Мы привыкли, поздравляя кого-то с днем рождения, называть его именинником. Но строго говоря, это не правильно, ведь именинник – это тот, кто отмечает свои именины. А что это такое, что за праздник и чем он отличается от дня рождения? Анна Борисовна, расскажите, пожалуйста, у каждого могут быть свои собственные именины?
А.Б.Теплова
— У каждого человека, который все-таки имеет своего небесного покровителя, то есть, у каждого крещеного человека должен быть такой замечательный праздник, как именины.
С.Бакалеева
— То есть, это не день рождения – это другой день?
А.Б.Теплова
— Да, это совсем другой день, просто в русской традиционной культуре, и вообще в нашей культуре русской, не было традиции празднования именно дня рождения. Была традиция празднования тезоименитства, или именин. И, это было связано с тем, что чаще всего имя ребенку давалось святого, память которого была близко к дню его рождения и поэтому, собственно, праздновался день рождения только первый год, когда ребенок прожил этот самый первый трудный год, когда он из колыбели, из лежащего в колыбели ребенка, превращается в ходящего по дому и уже почти говорящего человека, вот этот день праздновался, у него были свои определенные традиции празднования. Но, после этого уже, праздновались только именины.
С.Бакалеева
— То есть, многие, может быть и не знали своего дня рождения?
А.Б.Теплова
— По большей части, да, особенно в народе, люди не знали свои года даже, приблизительно весьма.
С.Бакалеева
cheap mlb jerseys
wholesale jerseys
wholesale jerseys
cheap jerseys
cheap authentic jerseys
cheap wholesale jerseys
— А именины, сам праздник, как он отличался? Чем он характеризовался? Какие были, может быть, традиции празднования именин?
А.Б.Теплова
— Традиции были, конечно, празднования именин, они в общем и целом близки к традициям празднования дня рождения, которые у нас сейчас существуют. То есть, это приглашать гостей, получать какие-то подарки, это все входило в традицию именинного дня, но самое главное, что именины в общем и целом – это праздник духовный, прежде всего и я не даром сказала, что человек должен быть крещеным, поэтому, именинник, должен быть поговеть перед этим, то есть подготовиться к причастию, сходить на службу, причаститься, обычно, кстати, и приход празднует этот праздник, чаще всего имениннику дают какую-нибудь особую просфору выносит священник, ему поют «Многая лета» и таким образом этот праздник приобретает совсем другое смысловое значение.
С.Бакалеева
— А как Вы думаете, сегодня возможно вернуть именины, например, начать отмечать именины своих детей?
А.Б.Теплова
— Безусловно, не только можно, но, даже и нужно. Тем более, что они оказываются вторым праздником, все равно отказаться от дня рождения мы все не в состоянии…
С.Бакалеева
— То есть, подарков будет еще больше?
А.Б.Теплова
— Да, подарков будет еще больше, в этой ситуации плохо только тем, кого правильно назвали родители и у кого обычно бывает день рождения прямо накануне имен. Я знаю много таких людей.
С.Бакалеева
— Или день в день, если совпадают.
cheap jerseys
cheap jerseys
authentic cheap jerseys
cheap jerseys
cheap nfl jerseys
А.Б.Теплова
— И день в день бывает совпадают, да. Но, в моей семье, я, например, сознательно восстанавливала и возрождала традицию именин, постольку поскольку моя старшая дочь Варвара родилась в июле месяце, в середине июля, назвать ее Варварой была моя собственно говоря, прихоть, поэтому, день ангела у нее был в декабре, а день рождения в июле и оказалось очень удачно. Потому что, когда ребенок пошел в школу, выясняется, что дети, рожденные летом, они лишены такой замечательной традиции, как празднование своего дня рождения вместе с одноклассниками. И вот с Варей мы праздновали именины, несмотря на то, что эти именины попадали на пост, то, праздник это был очень хороший. Я специально изучала, что должно было происходить. Ну, естественно, есть такая даже пословица: «Без пирога не именины, без пирога не именинник», поэтому обязательно делается именинный пирог. Но это не торт, это именно пирог с начинкой и чем больше начинки, тем по традиции, лучше жизнь будет у именинника, то есть, такая же будет она разнообразная и богатая, как обычно с кашей делали, или там, например, с рубленой капустой, или с грибами.
С.Бакалеева
cheap jerseys
cheap authentic jerseys
cheap wholesale jerseys
wholesale jerseys china
cheap jerseys china
wholesale jerseys
cheap oakleys
fake oakleys
replica oakleys
— То есть, это должна мама испечь, или бабушка?
А.Б.Теплова
— Тут вообще традиция очень интересная, дело все в том, что оказывается, именинный пирог, их было очень много на именины. И даже существовал такой пирог, который назывался сгибень, который можно было сложить и этот пирог был приглашением на именины. Именинник рассылал пироги своим друзьям, с приглашением себе на именины. А уж потом дома у него могли быть самые различные пироги, в частности, естественно, которые пекли его родственники. Пирог может быть и подарком на именины, опять же, то есть можно и с пирогом прийти в гости. Особенно это касалось крестных, которые тоже участвовали… естественно участвуют в этом празднике. Но, с моей точки зрения, важным оказывается не только чисто праздничное такое детское радование в момент этого праздника, но это возможность вспомнить имя твоего святого покровителя, узнать его. В традиционной культуре и в русской культуре принципиально дети обязаны были знать, кто такой твой святой. И так, как называли вообще любыми именами по святцам, то мы знали, кто такие Флор и Лавр, кто такие совершенно невероятные какие-нибудь…
С.Бакалеева
— То есть, знали их жизнь?
А.Б.Теплова
— Не жизнь, а житие, да, знали подвиг, который они совершили, знали, чем они прославились, где они жили, мало того, даже в народе существовало такое поверье, что, плох родится, если у тебя имя мученика, лучше, если у тебя имя преподобного, поскольку считалось, что в общем как бы святой, имя которого ты носишь, он как бы транслирует свою прожитую им судьбу. Даже поэтому и говорилось: «По имени и житие есть», — такая пословица. И, очень трогательные, например, воспоминания, друга, если можно так сказать, друга детства Николая II о том, как Николай II относился к своему святому покровителю. Вроде святой Николай, святитель Николай один из самых любимых образов, а он завидовал брату Георгию, потому что у него святой на лошадке, попирает змея и вообще такой герой, а у него некий такой старичок – серьезный и строгий.
С.Бакалеева
— А как Вам кажется, подарки на именины должны отличаться от деньрожденческих подарков?
А.Б.Теплова
cheap christian louboutin
christian louboutin outlet
christian louboutin on sale
cheap christian louboutin
christian louboutin outlet
— Ну, знаете, это почти такая же дилемма, как должны ли отличаться подарки на Новый год и на Рождество. Опять же, зависит от того, какой вы акцент ставите. С моей точки зрения, если вы убираете вообще день рождения и оставляете только именины, то, конечно, они не должны никак отличаться. Точно так же, как если вы убираете Новый год и оставляете Рождество, как главный праздник, то будет нелепо дарить маленькие подарки ребенку на главный праздник, правильно? Поэтому, вообще день рождения – это день тебя, такой эгоистический день. А именины – это, все-таки, день твоего святого и день как бы всех людей, которые носят имя этого святого. Как замечательно говорил Флоренский, люди, носящие одно имя – это как большая гроздь винограда, каждая из которых открывает грань этого имени и грань этого подвига этого святого. С моей точки зрения очень красивая метафора. Я бы не делала разных подарков. Поскольку именины духовный праздник, конечно, должен быть духовный акцент на этом.
С.Бакалеева
— А именины и день ангела – это одно и то же?
А.Б.Теплова
— Немножко разница конечно есть в этом, считается, что день ангела – это как бы день твоего ангела хранителя, но, поскольку такого дня конкретно в календаре православном не существует, то все-таки, это день твоего святого ангела, или твоего святого покровителя, имя которого ты носишь. Это как бы два варианта названия одного праздника.
С.Бакалеева
— А если в календаре два дня памяти святого моего, как быть?
А.Б.Теплова
— Отсчитываем ближайший к вашему дню рождения?
С.Бакалеева
— И этот день и будет?
fake oakleys for sale
replica oakley sunglasses
cheap oakleys free shipping
cheap michael kors
cheap michael kors handbags
michael kors outlet
cheap michael kors outlet
А.Б.Теплова
— Днем ваших именин. Ну, иногда в некоторых ситуациях может батюшка сказать, когда он вас крестил, то посвящает вас при крещении, дает вам имя такого именно святого и может быть это окажется не ближайший к вам праздник, но вы должны это запомнить, важнейшая дата.
С.Бакалеева
— Итак, мы сегодня узнали, что день рождения и именины – два разных праздника, которые можно назвать так же еще днем ангела, а именинный пирог печется именно на именины. Спасибо огромное, Анна Борисовна. У нас в гостях была мама пятерых детей, искусствовед, фольклорист – Анна Борисовна Теплова. А это я, Софья Бакалеева, ведущая программы о воспитании детей.

«Материнский капитал»
Семейное застолье
Анна Борисовна Теплова
04.03.2015
Ведущий: Софья Бакалеева

«При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи».

С.Бакалеева
— Здравствуйте, это программа о воспитании детей и ее ведущая Софья Бакалеева. У меня дома в шкафу хранится большая супница и каждый раз, когда я на нее натыкаюсь, мне очень жалко, что я не могу достать ее, не могу использовать по назначению. Вот так вот накрыть стол, собраться всей семьей, поставить ее посередине стола, как-то прошла эта традиция, исчезла традиция семейного обеда. Поэтому я пригласила сегодня нашу гостью Анну Борисовну Теплову – фольклориста, искусствоведа, специалиста по семейным традициям и хочу с ней посоветоваться, а стоит ли вообще такую традицию восстанавливать – семейный обед? Насколько это сегодня возможно, ведь ритм жизни совсем изменился. Как Вы считаете, Анна Борисовна?
А.Б.Теплова
cheap oakleys
fake oakleys
replica oakleys
cheap oakleys
fake oakleys
replica oakleys
cheap christian louboutin
— Конечно стоит и семью поддержит, и накормит, и соберет вместе за одним столом. Конечно, это очень важно сегодня, когда семья действительно как бы расползается, разбегается. Традиция семейного обеда, она, безусловно, способствует объединению семьи. А если уж мы говорим о застолье, то значит надо говорить и о столе, правильно? Отношение к столу, оно в русской культуре было очень особенным, скажем так, даже священным. Это сохранилось, например, мы можем об этом узнать из таких пословиц, как, например, «Стол – Божья ладонь», на стол нельзя было садиться, на столе не могли оставаться какие-то брошенные вещи, на столе обязательно должен был быть и хлеб и соль в традиционной семье. И поэтому стол, как Божья ладонь и еда, как дар Божий, конечно, это не то же самое, что любой перекус в современном фастфуде, или даже хорошем кафе, правильно? Потому что это дар Божий именно вам, вашей семье. И вы здесь собрались, здесь вместе накрыли этот стол чистой скатертью, позвали своих близких, встали вокруг стола, прочитали молитву и все вместе сели. И, конечно, это застолье, оно будет значимым для вас.
С.Бакалеева
— То есть, прежде всего нужно так организовать свое время, чтобы уделить друг другу это самое время и внимание, чтобы получилось у нас собраться за столом, выбрать хороший момент подходящий. Что еще нужно для того, чтобы семейный обед состоялся? Или, может быть, семейный ужин, совместное наше семейное застолье.
А.Б.Теплова
— Ну, скажем так, мне кажется, само название трапезы не важно, важно, что это будет именно общее застолье, в котором мы с вами оказались. Как любая традиция, он требует определенного труда тех, кто эту традицию поддерживает. Поэтому, если мы с вами обратимся к своим воспоминаниям, как Вы вспомнили свою замечательную супницу, да, то что-то у нас там внутри теплеет, да, когда мы говорим о скатерти. Если вы вспомните, наши мамы, бабушки, у них были разные скатерти на разный праздник. На какой-то праздник можно стелить белую скатерть, на какой-то вот эту вышитую с петухами, а эта скатерть, она обыденная, на ней можно и такой обычный обед, действительно, если вы решили просто все вместе на этой неделе собраться, а эту скатерть бабушка вышивала, пока носила своего любимого первого сына и поэтому эту скатерть мы застилаем тогда, когда празднуем его день рождения, или день рождения какого-то очень близкого и дорого нам человека в семье. Поэтому, традиция, она именно живет в мелочах, не могу сказать, что скатерть – это мелочь. Но, в то же самое время, да, скатерть, особая посуда, особые блюда, которые мы готовим. Не всю жизнь же были только оливье, правильно? И, что там еще, какие у нас были традиции.
С.Бакалеева
— Салат мимоза.
А.Б.Теплова
— Могли быть какие-то и другие совершенно, ну, я извиняюсь, именно традиция пасхального стола, она определена именно даже и с точки зрения набора блюд, которые на нем находятся, правильно? Точно так же и вы можете определенные блюда сделать для какого-то своего особого праздника.
С.Бакалеева
— То есть, создать свою собственную семейную традицию?
А.Б.Теплова
— Безусловно, и это очень ценно, потому что это оставит память вашим детям о вас. Потом когда-нибудь, как вы вспоминаете свою бабушку, когда достаете эту супницу, потом так же ваши дети буду вспоминать, говорить: «А вот это мама обычно готовила на Машин день рождения, а вот на Машины именины мы обычно застилали именно эту скатерть», — и тогда протянется ниточка между вами, вашими внуками и вашими детьми.
С.Бакалеева
— А каким образом еще… что еще нужно для того, чтобы наша семейная трапеза состоялась? Если мы даже выбрали, что мы приготовим…
А.Б.Теплова
— Как мы накроем, да?
С.Бакалеева
— А кстати, как накрыть на стол, чтобы это было красиво, чтобы это было запоминающееся, торжественно?
А.Б.Теплова
— Ну, во-первых, это должна быть особая посуда, которую достают для каких-то определенных дней. Ну вот у нас в семье, например, была специальная пасхальная посуда, потому что это была, дедом, кстати, когда-то купленная посуда, у нее был красивый красный кантик. И вот это красное – Пасха красная, красная посуда, на столе определенный набор блюд и сразу праздник. И теперь, когда ты достаешь, у тебя сразу возникает эта ассоциация с Пасхой именно. Ну, надо сказать, что вообще-то была традиция отделять детей и взрослых – был взрослый стол и был детский стол.
С.Бакалеева
— В одном помещении…
А.Б.Теплова
— На больших праздниках, да, когда собирались взрослые, потому что взрослое застолье предполагает определенные блюда, которые дети не едят, определенные напитки, которые детям не положено, ну и дети не могу выдержать традицию именно застолья. Они не могут провести за столом столько времени, сколько будете проводить вместе вы. Это когда собирается большая семья и когда приезжают дальние родственники, когда вы собираете каких-то много людей. Но, если мы говорим о семейном обеде, то дети, конечно, находятся вместе с вами, потому что только здесь они могут узнать и услышать, чего они никогда не узнают и не услышат – рассказы какие-то опять же вашей бабушки, или деда о чем-то. Моя мама рассказывала, что все ее детство – это были воспоминания о фронтах. Все собирались и рассказывали. Украинский, белорусский, а потом обязательно пели. Кстати, эта традиция вообще исчезла – застольного пения.
С.Бакалеева
— Ну, ее заменил телевизор эту традицию.
А.Б.Теплова
— Если бы только телевизор, она вообще редуцировалась до такого пения, скажем так, низкого очень уровня. А на самом деле пели, я помню, когда пели на шесть голосов, собирались все вместе, пели красивые песни. И это пели не крестьяне, люди просто городские жители.
С.Бакалеева
— То есть, застолье – это не просто поглощение пищи, это ведь целый ритуал, правда?
А.Б.Теплова
— Это ритуал, который связан, прежде всего с общением, поэтому никакого телевизора. Какое может быть общение при телевизоре, правильно? Ритуал, который связан с общением, с единством, с воспоминаниями, обязательно. Вы в любом случае начнете о чем-то вспоминать, или планировать что-то, и это всегда будет очень ценностно и значимо для всей семьи.
С.Бакалеева
— А есть еще какие-то ритуальные моменты в застолье? Например, если мы, опять же, ту самую пресловутую супницу ставим на стол, то кому первому наливать суп? Или, может быть, кому первому за столом самый большой кусок мяса?
А.Б.Теплова
— Ну, застолье, конечно – это такая модель семейной иерархии. Поэтому, обычно, всегда первому подают человеку наиболее значимому для семьи. Обычно, это наиболее взрослый, старший родственник, не обязательно мужчина, это может быть опять же прабабушка, которая замечательная в серых буклях сидит за высоким стулом, во главе стола и может быть даже не очень хорошо помнит и слышит что-то, но она является патриархом и мы с вами это отношение к ней, свое уважение к ней транслируем. Транслируем и в том, что мы подаем ей первой еду, и в том, что мы внимательно слушаем ее рассказ какой-нибудь. В ситуации, когда это просто семья, конечно отец, отец главный, отцу наливается опять же из этой супницы первая тарелка, а потом младшему. Такая существует традиция – старый и малый. Самый незащищенный, скажем так, а потом трудящийся, самый человек, который кормилец в семье, а уже остальные по следующему иерархическому принципу.
С.Бакалеева
— То есть дети, сидящие с нами за столом, видя это, они должны тоже понять что-то о нашей семье главное, какое-то..?
А.Б.Теплова
— Конечно, мы же с Вами ведем передачу о воспитании детей, правильно? Зачем мы говорим просто застолье просто так? Застолье, конечно, имеет воспитательный характер.
С.Бакалеева
— То есть, застолье, оно воспитательный момент..?
А.Б.Теплова
— Да, обязательно воспитательный характер. Оно, опять же, дает представление об иерархии, о взаимоотношениях, о традициях семьи, да, вот те же самые скатерти, супницы, серебряные особые вилки.
С.Бакалеева
— Их не должно обижать то, что не им первым достался самый большой, самый жирный кусочек, а прабабушке? А должно наоборот, каким-то образом их вдохновить?
А.Б.Теплова
— Конечно, это организует. Вообще любая организация, организованность, она лучше, чем анархия. Иерархия, она как бы более приятна для любого человека, потому что оно ставит тебя на определенное место, а раз ты находишься на каком-то месте, то это место твое и ты здесь на этом месте самый главный, а бабушка на своем, а папа на своем. Потом, это зримый опять же вот момент социального проектирования, потому что сейчас я маленький, а потом я буду папой, или я буду мамой, я буду всех потчевать, или я буду всем говорить: «Не хотите ли холодца?»
С.Бакалеева
— Сразу видно, куда расти мне дальше.
А.Б.Теплова
— Конечно, да, и у тебя будет образ семьи, которую ты будешь потом строить. Конечно, красиво, например, взять и заказать все в китайском ресторане, чтобы тебе привезли и ты тоже организовал такой маленький праздник. Это тоже может быть формой какой-то, но он безличный, правильно? Всегда будет безличный, потому что одно дело, когда мама говорит: «Кушайте пироги, я сегодня пекла по старинному бабушкиному рецепту», правильно? Чем: «Кушайте, пожалуйста».
С.Бакалеева
— И в этом рецепте уже хранится традиция нашей семьи?
А.Б.Теплова
— Конечно, тепло, когда это сделано бабушкиными руками. Все это имеет очень большое воспитательное значение.
С.Бакалеева
— Спасибо большое, Анна Борисовна. Наша сегодняшняя передача была посвящена семейному застолью. Оказывается смысл застолья – это совсем вовсе не насытиться, а создать наши семейные традиции, поддержать и укрепить нашу семью. С вами была Софья Бакалеева, это программа о воспитании детей.

«Материнский капитал»
Купание и плавание
Людмила Ефимовна Кредина
06.03.2015
Ведущий: Софья Бакалеева

«При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи».

С.Бакалеева
— Здравствуйте, это программа «Материнский капитал» — программа о самом дорогом – о семье и детях. С вами ее ведущая, Софья Бакалеева. Все мы знаем, что маленького малыша, младенчика нужно купать, но еще говорят о каком-то раннем плавании. Как это происходит, может ли мама сама с этим справиться, спросим Людмилу Ефимовну Кредину – инструктора по раннему плаванию и материнскому искусству, ведущую групп подготовки к родам. Здравствуйте, Людмила Ефимовна!
Л.Е.Кредина
— Здравствуйте, Софья!
С.Бакалеева
— Так, действительно речь ли идет о плавании, если мы говорим о младенце?
Л.Е.Кредина
— Сказать, что есть такое устойчивое понятие «раннее плавание», в которое входят знания о том, что у всех новорожденных малышей до трех месяцев есть рефлекс. Один из рефлексов, рефлексов много, это рефлекс затаивания дыхания и пользуясь этим рефлексом, его поддерживают и предлагают ребенку плавать. Под плаванием понимают полное погружение под воду. То есть, ребенок может находиться в безвоздушном пространстве, под водой, ребенок там затаивает дыхание и когда ребенок выныривает, то ребенок берет воздух и начинает неопасно для жизни ребенка дышать дальше.
С.Бакалеева
— Вот, я помню у Драгунского был такой рассказ, как купали его маленькую сестру, когда собирается вся семья на кухне, кипятится большой чан с водой, ставится ванночка на три табуретки. Раннее плавание тоже происходит так активно и с такими же сложностями?
Л.Е.Кредина
— Хотелось бы все-таки верить, что, раннее плавание, если мы говорим об органичности жизни, раннее плавание не доставляет стресса для всех окружающих, это очень органичный процесс. И для самых новорожденных деток… то есть каждый ребенок готов сразу в опытных руках начать плавать. Это не значит, что мы будем сразу полностью погружать ребенка под воду, значит мы можем предлагать ему чуть больший объем, чем это детское корыто, или детская ванночка. То есть можем ребенка сразу начать купать в большой ванной.
С.Бакалеева
— С какого возраста это возможно в большой ванной купаться?
Л.Е.Кредина
— В большой ванной ребенок готов с первых дней жизни купаться, если эта ванна чистая.
С.Бакалеева
— То есть, ее нужно простерилизовать?
Л.Е.Кредина
— Ну, простерилизовать… чистая хорошая ванная должна быть. К идее жизни с ребенком – чистота, но не стерильность. Если вы делаете генеральную уборку, она должна быть чисто вымыта. Если мы знаем, кто в этой ванной купается, люди, если там не моют собак каких-то очень больших, если мы знаем, что у тех людей, которые принимают душ в этой ванной, нет грибковых заболеваний, на это хорошо бы обратить внимание, то эта ванна подходит для того, чтобы ребеночек там принимал водные процедуры. Принимая водные процедуры в более большом объеме воды, ребенок уже будет перемещаться по этой воде и это будет и со стороны видно, то есть не надо придумывать дополнительных… ребенок в этом пространстве плавает. Поэтому, опять же, говоря о том, начала с того говорить, ребеночек готов сразу, но бывает зачастую, что молодые мамочки и папы, они неопытные, еще иногда не ловко умеют держать, то есть как женщина делится, если, например, менять подгузник ребенку сразу после родов – это целое событие для женщины, а уж тем более не только для мамы, но и для папы. То буквально через два-три дня опыт по поводу смены подгузников приходит в руки и женщина начинает это делать более ловко, а потом перестает задумываться вообще, что навык у нее есть. Так же и с плаванием, нужно время, чтобы почувствовать ребенка, почувствовать ребенка в водной среде, потому как, зачастую ребенку ничего не будет, если вы как-то неудобно ребенка возьмете, и ребенок, как вам кажется, сползет с руки. Но, тот испуг, который вы испытаете, зачастую бывает, что если мы пугаемся, то мы пугаемся за жизнь ребенка, мы ребенка сразу берем. И наш контакт с ребенком здесь передает ребенку испуг, ребенок тоже с наших рук считывает напряжение и испуг, ребенок тоже пугается в такой ситуации.
С.Бакалеева
— То есть, прежде всего, нужно выбрать в семье того, кто меньше пугается? Меньше боится воды правильно?
Л.Е.Кредина
— Ну, если в семье вообще кто-то боится воды, то это для ребенка вообще фактор риска, поэтому, на мой взгляд, надо просто это обсудить и поговорить, потому что зачастую, даже, если женщина отдала папе купать ребенка, который не боится воды, а женщина боится воды, то любое купание ребенка, даже в маленькой ванночке может для женщины быть травмирующим фактором. А самое главное, малышу после родов – это не водные процедуры и не плавание, а это то, чтобы была мама довольна и спокойна, это самый главный фактор для ребенка. Да, здесь надо понять следующее, что не ставить себе сразу каких-то невыполнимых планов, то есть, мы никуда не опаздываем, мы никуда не торопимся, но есть такая возможность, соединять ребенка с водной средой и с большой ванной. Представьте, что вы живете в квартире, у вас есть бассейн рядом, но по какой-то случайности вас туда не пускают, а вы все время должны мыться в корыте. На самом деле наша, если говорить о стандартной ванной, для ребеночка она является таким резервуаром, где ребенок может плавать, так называемыми восьмерками, то есть это такая траектория, когда ребенок может не прерываясь плавать по ванной где-то в среднем, потому что детки рождаются с разной массой тела и по разному набирают, до полугода. Дальше ванна становится мала и плавать в ванной становится проблематично, только по габаритам. Дальше женщины начинают ходить с ребенком в бассейн. То есть мы сейчас говорим о начале, о самых первых таких моментах и зачастую это соединение, как удобно брать ребенка, как мы погружаем ребенка, какая температура воды должна быть…
С.Бакалеева
— Давайте подскажем, нашим женщинам, молодым мамочкам, как же брать, действительно? И какая должна быть температура воды? Какие-то первые шаги помогите им сделать!
Л.Е.Кредина
— Хорошо, давайте так, про температуру воды. Все знают и в книжках написано, и в инструкциях, когда мы готовимся к рождению малыша, стоит температура воды 37 градусов. Что это такое? Это температура тела ребенка, то есть мы хотим, чтобы это общение с водой, как гигиеническая процедура, как психологическая процедура, было комфортно ребеночку. Но, опять же, здесь на мой взгляд очень важно не полностью отдаваться термометрам. То есть, вот вы термометр, на него посмотрели, попробуйте локтем. Почему не рукой? Потому что терморегуляция кисти, они утеряна, а локоть мамы…
С.Бакалеева
— То есть руки наши огрубели уже, грубо говоря?
Л.Е.Кредина
— Ну, они не настолько чувствительны. Попробовали локтем- прохладная вода, хочу еще. А вроде термометр показала нормальная, а за окном минус 20, то есть мы зимой же тоже регулируем температуру, чуть теплее себя. Летом мы никогда не полезем в теплую, зачастую приезжаешь помогать людям летом, они наливают, 37 градусов показывают мне на термометре отметку и говорят: «Мы все время купаем, уже неделею ребенка, ребенок просто кричит», — ребенку жарко, ребенок так же чувствует, как и мы. Поэтому возможность здесь небольшой дельты, она есть, почувствуйте, что будет чувствовать ребенок. Иногда мне мамочки некоторые говорят: «А вот папа у нас любит более холодную воду, а я более теплую», — отнеситесь к этому, как к тому, что у вас будет возможность закаливания, у вас разница будет в 1,5-2 градуса. А как раньше купали, когда не было градусников? Если вы вспоминаете себя, как мы принимаем ванну, если мы входим в ванну, которая руками нам кажется хорошей температуры, а, когда мы опускаем другие части тела, нам кажется, она горячее и мы не можем сразу туда погрузиться, нам нужно постепенно туда погружаться. Так же хорошо и ребенка в любую температуру погружать постепенно.
С.Бакалеева
— То есть, у него на самом деле ощущения такие же, иногда говорят о ребенке, как о некоем космическом существе, что у него какая-то другая терморегуляция, другие ощущения, поэтому нужно сделать так, как написано в книжке. А на самом деле, да, нужно относиться к нему, как к такому же человечку?
Л.Е.Кредина
— Ребенок чувствует то же, что и мы, конечно, он еще не полностью сформированный организм, но, с точки зрения терморегуляции, ребенок точно так же чувствует, как мы, конечно.
С.Бакалеева
— Нужно ли в эту воду что-то добавлять, в которой мы хотим купать?
Л.Е.Кредина
— По поводу добавления, вы понимаете, когда нам говорят, что купайте в травках, мы же не в чем-нибудь, просто в травках…
С.Бакалеева
— Бабушки вообще за марганцовку.
Л.Е.Кредина
— А бабушки, за марганцовку, да. Но сейчас марганцовка у нас в аптеке по рецептам продается. Марганцовка сушит кожу, то есть, если качество воды, в которой мы собираемся купать ребенка, вызывает у нас опасения, мы не знаем, откуда мы ее принесли, из какого пруда, то в этом случае, конечно нужно что-то добавлять, что обеззаразит воду. И, может быть, будет выбор и за марганцовкой. Если это в каких-то дачно-полевых условиях. Но, с точки зрения городской жизни и городской канализации, все-таки вода отвечает требованиям к купанию младенцев. В роддоме подмывают и купают ребенка обычной проточной водой, ничего не добавляя. Если мы хотим добавлять травки сами самостоятельно, без назначения педиатра, то понимаем, что зачастую ассоциативная связь какая, купание – чистотел, череда, вот что-то буква «ч» у нас здесь. Чудесные наши травы, замечательные, они нам очень помогают, но череда, она сушит кожу, она помогает при мокнущих дерматитах и поэтому мы ей пользуемся, когда у нас есть проблемы, когда нам назначил педиатр ей пользоваться. Когда мы это делаем, чтобы было лучше нашему ребеночку, в травках же лучше, вроде бы, чем без травок, то есть мы продолжаем сами кожу сушить, хотя зачастую кожа новорожденных не требует этого, а наоборот требует увлажнения, а не сушения.
С.Бакалеева
— К любым травам нужно относиться, как к лекарственному средству – ромашка, календула?
Л.Е.Кредина
— Да, к любым травам нужно относиться, как к лекарственным средствам. Но, если у ребенка еще пупочная ранка еще недостаточно зажила, то в этом случае, первую недельку жизни рекомендуют некоторые педиатры купать уже в противовоспалительных травках, как ромашка. А так, на сегодняшний день, марганцовка, конечно, она уже отжила свое здесь.
С.Бакалеева
— Хорошо, значит мы воду подготовили, потихонечку опустили малыша в воду, при этом придерживаем его руками. Что дальше мы можем делать?
Л.Е.Кредина
— Мы можем, конечно, общаться с ребенком. Во-первых, хорошо бы почувствовать, в какой позе мы находимся, то есть зажат ли у нас плечевой пояс. Мы держим ребенка, ребенок весит от трех до четырех килограмм. В воде, конечно, так вес не чувствуется тела, но мы напряжены, мы боимся, ребенок чужое тело, мы погружаем в воду, а вдруг что. Обратить внимание на то, что напряжение наших рук, наших конечностей, чувствует и ребенок. И зачастую от этого ребенку беспокойно, постараться сконцентрировать свое внимание на том, какая у нас поза и насколько мы напряжены, и попробовать это напряжение скинуть, снять. Зачастую, если рядом с тобой есть близкий родственник и просто дотронется тебе до плеча, вот такого телесного контакта достаточно, чтобы чуть больше расслабить руки, которые держат малыша. Мы держим малыша, сейчас конечно, есть очень много разных приспособлений, но, на мой взгляд, хорошо был начинать сразу тело – руки, то есть без горочек…
С.Бакалеева
— Без кругов специальных, специальных шапочек?
Л.Е.Кредина
— Без кругов, шапочек – это может быть потом. Горка, она только для того, чтобы больше уверенности рукам, но ребенок… то есть, это чисто гигиеническая процедура, ребенок никак не почувствует воду, горка не дает этой возможности. Потом ребенок, один из рефлексов еще которые есть у ребенка, это рефлекс, когда предлагается поверхность пяточкам и ножкам – отталкиваться от поверхности. И как только ребенок чувствует – ножки касаются бортика ванны, ребенок сразу начинает вытягивать ножки и с этой горки встает, уползает и это дискомфорт родителям очень большой, сейчас куда-то вообще свалится. Поэтому, есть так называемый «жесткий захват». Слово захват, оно такое немножко не очень органичное для ребенка, но когда головка ребенка на запястье лежит.
С.Бакалеева
— На вашем запястье,да?
Л.Е.Кредина
— На запястье, как правило, на правой руке, да, но на запястье, на сгибе кисти и запястья такая ложбинка получается, когда головка не может никуда деваться. А вторая рука не под попочку берет, а как бы она в пах, и чуть ниже опускается левая рука для того, чтобы все пузико было покрыто водичкой, чтобы пузико не мерзло. И вот в этом жестком захвате можем предлагать ребенку перемещаться по длине ванны. Обязательно контактируя с ребенком, смотря на него, наблюдая. И через буквально несколько минут, мы видим как ребенок, если до этого он был зажат, как и мы были зажаты, ребенок начинает расслабляться, расправляться – это первые шаги наши ребенка. Потом можно вызвать консультанта, который поможет, который вас соединит и подскажет, что и как делать дальше, если вы хотите уже обучать плаванию, раннему плаванию, чтобы были возможные проныривания – это ваш совместный труд и хорошо бы ему научиться.
С.Бакалеева
— То есть, плавание подразумевает потом в дальнейшем погружение под воду, с помощью, которое объяснит и покажет консультант и вы можете дальше заниматься этими упражнениями дома, правильно я понимаю?
Л.Е.Кредина
— Конечно, пока позволяет водная среда, мы можем заниматься этим дома.
С.Бакалеева
— Спасибо большое, Людмила Ефимовна. Мы сегодня говорили о раннем плавании – это прекрасная возможность ребенку почувствовать, что такое водная стихия и самое главное, научиться не бояться этого. С вами была Софья Бакалеева, до свидания!

«Материнский капитал»
Подростковый кризис
Екатерина Бурмистрова
07.03.2015
Ведущий: Софья Бакалеева

«При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи».

С.Бакалеева
— Здравствуйте, это программа «Материнский капитал» — программа о самом дорогом – о семье и детях и с вами я, Софья Бакалеева. У нас в гостях детский психолог, семейный психотерапевт, Екатерина Бурмистрова. Здравствуйте, Катя!
Е.Бурмистрова
— Здравствуйте, Софья!
С.Бакалеева
— У вас же десять детей, правда?
Е.Бурмистрова
— Да.
С.Бакалеева
— А сколько из них подростков?
Е.Бурмистрова
— Ну, смотря как считать. Если считать по учебникам 50-ти летней давности, тогда подростковый возраст принято было считать, что начинается в 13 лет, тогда трое. А если по современной ситуации, тогда четверо. К сожалению, или к счастью, подростковый возраст изрядно помолодел и сейчас проявления типичных таких реакций подростка можно наблюдать уже у десяти летних девочек и одиннадцати летних мальчиков. Это серьезнейшее изменение, но еще… в современных учебниках оно уже отражено, последних двух-трех лет выхода.
С.Бакалеева
— У меня вот только-только наклевывается первый подросток, а мне уже страшновато, потому что я вспоминаю, какой колючей и непонятной, ни для себя, ни для окружающих, была я, теперь хочется уже как мама, боишься этих изменений, хочется сохранить все-таки отношения со своим ребенком подростком.
Е.Бурмистрова
— Да, это крайне важно, как говорят некоторые специалисты, в подростковый возраст происходит своего рода переподписание соглашения между ребенком и родителем. И либо оно переподписывается и отношения сохраняются, либо отношения рвутся, а новые не выстраиваются.
С.Бакалеева
— А давайте начнем с того, что опишем, как нам определить, что наш малыш уже повзрослел и становится подростком? Есть какие-то приметы этого?
Е.Бурмистрова
— Да, есть и надо сказать, что большая часть из них видимая. В общем-то подростковый возраст, его начало, связано с изменением гормонального статуса ребенка, с началом полового созревания. Это почти всегда видно, слышно. Видно – в смысле есть изменения видимые, слышные – у мальчиков начинает немножечко меняться голос и это чувствуется, потому что у ребенка появляется запах. Запах уже не детский, запах взрослого человека. Такие наиболее яркие изменения – это изменения кожи, изменения видимых половых органов, набухание сосочков у девочек, то есть это то, что действительно легко определить.
С.Бакалеева
— А это всегда два параллельных процесса взросление психологическое и физиологическое?
Е.Бурмистрова
— Как раз хотела сказать, что бывает так, что изменений еще нет, а изменение эмоциональные уже пошли. Это бывает у рано созревающих детей. И поведенческие изменения следующие: это резкость эмоциональных реакций, резкость поведения, большие перепады, амплитуда настроений, и смена отношения к родителям. И еще примета такая, она появляется чуть-чуть позже, что мнение сверстников становится главнее и мнения учителя. Для младшего школьника главный авторитет – это учитель, для дошкольника главный авторитет – это родитель, а для подростка главный авторитет – это сверстники. Вот эти изменения, за ними надо следить.
С.Бакалеева
— То есть ребенок становится крайне неудобным в общении?
Е.Бурмистрова
— Зависит от темперамента, но в общем, он становится менее удобным, и что самое главное, он становится гораздо хуже управляем. То есть управлять теми способами, которыми вам может быть удавалось управлять до этого, уже не выходит. Потому что пошли процессы созревания личностного. Собственно, как говорят психологи, новообразование подросткового возраста – это становление самосознания. Человек осознает себя, как отдельное существо, с собственной позицией по всем вопросам. И очень часто эта позиция формируется от противного, по отношению к позиции родительской.
С.Бакалеева
— Этот процесс всегда болезненно происходит?
Е.Бурмистрова
— Многое зависит от семьи, от темперамента ребенка и от того, насколько родитель:
А) счастлив
Б) готов к тому, что сейчас такие изменения будут происходить.
С.Бакалеева
— А какие ошибки чаще всего совершают родители, когда их дети становятся подростками?
Е.Бурмистрова
— Их можно разделить на два больших типа. Один большой тип – это нарушение контакта по типу отдаления. Когда родитель, не имея возможности справиться с ребенком и наладить с ним контакт, как бы говорит: «А, ну его, пусть живет как знает», — связь теряется. Вторая большая группа ошибок – это ошибки по типу приближения избыточного, когда родитель хочет по-прежнему ребенка контролировать, залезает к нему, не знаю, в личный дневник, в письменный стол, в шкаф.
С.Бакалеева
— Но, ведь действительно страшно оставлять его наедине, у него появляются какие-то новые друзья.
Е.Бурмистрова
— Очень страшно оставлять, особенно в наше время, когда в джентельменский набор взросления входит не только проба никотина и алкоголя, но ребенок возможно захочет попробовать что-то посерьезнее — наркотики, это то, что навязывается. Действительно страшно, но если вы исходя из страха станете ребенка ограничивать, все равно ничего не получится. Более того, его реакция может стать еще более протестной и он потянется к тому, к чему бы он не потянулся, если бы вы не так сильно держали. Поэтому, нужно учить ребенка до подросткового возраста каким-то правилам безопасности, пока он еще слышит вас, а в момент подросткового возраста понимать, что тут уже не контроль, а только личное отношение и как бы косвенные формы могут работать. Косвенные формы – это знаете что?
С.Бакалеева
— Нет.
Е.Бурмистрова
— Такая замечательная вещь, как, например, разговор по телефону с подругой.
С.Бакалеева
— То есть, якобы направленный не непосредственно к ребенку?
Е.Бурмистрова
— Да, может быть он даже мифический разговор, на самом деле вы разговариваете с пустой трубкой, но этой трубке – с кем-то, или пустой – вы говорите то, что вы на самом деле хотели сказать ребенку, а он как бы нечаянно слышит, он оказывается нечаянным свидетелем. И вот в таком разговоре, информация будет усвоена 100%, а то, что направлено, как бы в таком изъявительном наклонении, в качестве прямой речи к подростку, будет отметено, даже если на самом деле, он в глубине души согласен.
С.Бакалеева
— А что, про правила безопасности, которые стоило ввести до подросткового возраста? Что это такое?
Е.Бурмистрова
— Ну, вот смотрите, есть еще один термин, их много – период предподросткового сближения. Последние два года перед наступлением полового созревания – это тот период, когда ребенок очень сильно тянется к родителю своего пола и очень настроен на контакт. К сожалению сейчас этот возраст почти не используется, потому что родители в это время очень заняты работой, вроде ребенок самостоятелен довольно-таки и еще не доставляет проблем. А возможности этого периода колоссальные. Именно в это время можно ребенку все сказать, он уже услышит. Вот в это время нужно рассказывать о том, что вы думаете по тем, или иным вопросам, рассказывать жизненные истории, скажем кого-то, кто попробовал наркотики и что из этого вышло, говорить и спрашивать ребенка о таких насущных вопросах…
С.Бакалеева
— Не нужно бояться таких тем?
Е.Бурмистрова
— Нет, не нужно обходить острые темы, наоборот, нужно формировать, помогать ребенку в формировании его позиции по поводу таких вопросов, как интернет-зависимость, близкие отношения, обучение, вот по всем таким ключевым темам, с которыми ему предстоит столкнуться. Он еще слышит в этом возрасте мнение родителей, он еще готов разговаривать и главное, что запускаются такие процессы долговременного обдумывания. Вы забросили как бы удочку и может клюнуть далеко не сразу, реакция может произойти спустя месяцы и годы, но у ребенка эта тема в работе, в обдумывании. Если же замалчивать и никогда не поднимать эти острые темы, ребенок с ними столкнется впервые сам, один, когда… в смысле уже в подростковом возрасте, когда возможность влиять и разговаривать гораздо ниже – результат может быть хуже. И с подростками надо пытаться говорить, но тут вот прямую речь, он скорее услышит не от родителей, а от каких-то других взрослых. Кстати говоря, тут очень важной становится роль крестных. Мудрые духовники говорят, что выбирайте крестных так, чтобы в подростковом возрасте ребенок мог с ними общаться, чтобы они не были слишком пожилыми, или не жили слишком далеко, потому что взрослый, который доверенный, с похожей позицией, но не родитель.
С.Бакалеева
— Не родитель, самое главное, это принципиально для подростка.
Е.Бурмистрова
— Да, не родитель, протест только против родителя. Кому-то повезет и у него будет прекрасный учитель, или руководитель студии.
С.Бакалеева
— То есть, родителям стоит подготовить такого взрослого заранее?
Е.Бурмистрова
— Запасного.
С.Бакалеева
— Запасного взрослого.
Е.Бурмистрова
— Запасного игрока, да, но только очень важно, чтобы ребенок не думал, что этот Иван Иванович говорит то, что ему мама велела сказать. Потому что это моментально прервет доверие, а в этом возрасте взрослому легко потерять доверие подростка и очень тяжело восстановить.
С.Бакалеева
— Это одинаково важно для мальчиков, и для девочек?
Е.Бурмистрова
— Традиционно считается, что девочки взрослеют раньше и у них эти процессы более бурно протекают. А мальчики взрослеют позже и медленнее. Но я бы так сказала, что тут очень многое зависит от индивидуальности. В целом да, девочки взрослеют раньше и интенсивнее, но есть мальчики, которые созревают по девчачьему типу и девочки, которые созревают по мальчишескому типу. Нужно просто смотреть, какой ваш ребенок. Очень важно быть готовым к тому, что эмоции подростка далеко не всегда будут вам доставлять удовольствие, мягко скажем.
С.Бакалеева
— Можно ли к этому подготовиться заранее?
Е.Бурмистрова
— Ну, вот если родитель будет помнить, что любой эмоциональный выплеск, даже на него обращенный, на самом деле не ему адресован, что да, ребенок, скажем орет и говорит, что ты мама ничего не понимаешь, или значит, что у тебя папа жизнь не сложилась, что ты собственно в жизни заработал… То он на самом деле не хочет оскорбить, он таким образом пытается высказать свою растерянность и недовольство, возможно, а главное, что он формирует свою точку зрения. И он еще настолько маленький, что он не понимает тот факт, что нелицеприятные вещи людям нельзя говорить в лицо. Вот если вы закроетесь, обидитесь, отойдете, это будет реакцией инстинктивной, но, скажем, стратегически неправильной. А, если вы выслушав эту гневную тираду подростка подумаете: «Ага, чем-то он сегодня расстроен явно».
С.Бакалеева
— Стоит ли тут же что-то говорить в ответ, или надо переждать эту бурю?
Е.Бурмистрова
— Ну, зависит опять же от темперамента подростка. Если все очень бурно, там в общем-то нужно десять раз подумать, чем любое слово сказать в момент эмоциональной вспышки, нужно себе сказать: «Ага, у моего ребенка эмоциональная вспышка, она пройдет, она не будет постоянна и тогда мы с ним поговорим». Очень важно в момент, когда эмоции ребенка зашкаливают, не пытаться его ничему научить, ничего ему доказать, воспитать его сию секунду, ему в общем-то, надо дать успокоиться. Лучшая реакция, наверное, сказать, что пока ты говоришь так, я с тобой разговаривать не буду. Я тебя могу пожалеть, я тебе могу чайку налить, я могу оставить тебя в покое, но мы не будем это выяснять в таком тоне. Очень важно, чтобы это было сказано эмоционально либо нейтрально, либо доброжелательно. Чтобы родитель не завелся сам, не подцепил это эмоциональное напряжение, не заразился им от подростка.
С.Бакалеева
— То есть, это проверка на стойкость?
Е.Бурмистрова
— Да, это мощная проверка, это такое зеркало подростки, но надо сказать, что когда ребенок достигает подросткового возраста, очень часто его родители начинают гораздо лучше понимать собственных родителей, потому что такое протестное поведение ребенка оживляет воспоминания и те реакции собственных мамы и папы, которые раньше вызывали гнев, теперь начинают вызывать сочувствие и очень часто, при появлении подростка идет сближение с нынешними бабушками и дедушками. Родители понимают, как же им досталось и как это было не просто. Но в целом, у страха глаза велики, подростковым возрастом часто пугают, а я хочу сказать, что в тех семьях, в которых отношения были надежными и насыщенными…
С.Бакалеева
— До подросткового возраста?
Е.Бурмистрова
— До подросткового возраста, он не является катастрофой. Бурно проходит этот возраст в тех семьях, где ребенку кажется, что ему уделяли слишком мало времени, где этот контакт с родителями не насыщен, потому что тогда взрослеющий человек начинает добиваться внимания родителей часто неадекватными путями.
С.Бакалеева
— Спасибо большое Катя. Итак, подросткового кризиса не избежать, но все-таки можно и нужно сохранить со своим ребенком подростком теплые дружеские отношения. Ведь каким бы дерзким он ни был, не казался, он ищет и ждет от вас понимания и любви. До свидания! С вами была Софья Бакалеева.

«Материнский капитал»
Супружеские отношения после рождения ребенка
Екатерина Бурмистрова
08.03.2015
Ведущий: Софья Бакалеева

«При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи».

С.Бакалеева
— Здравствуйте, это программа «Материнский капитал» — программа о самом драгоценном – о семье и детях и с вами Софья Бакалеева. У нас в гостях семейный психолог Екатерина Бурмистрова. Здравствуйте, Катя!
Е.Бурмистрова
— Здравствуйте, Софья!
С.Бакалеева
— Сегодня бы хотелось такую затронуть неожиданную тему, принято считать, что дети укрепляют семью, а на практике, супруги с маленькими детьми часто охладевают друг к другу и даже бывает расходятся. Такие случаи в Вашей практике были, Вы встречались с такими?
Е.Бурмистрова
— К сожалению, встречалась и гораздо чаще, чем хотела и рассчитывала, начиная консультировать семьи.
С.Бакалеева
— А почему так происходит?
Е.Бурмистрова
— Вы знаете, меня тоже этот вопрос очень занимал, и я даже пошла получать второе образование, чтобы попытаться на него ответить. Первое образование – детский психолог, второе – семейный, именно в связи, было получено в связи с тем, насколько часто терпит кризис семья с маленьким ребенком. В общем да, ответ получен. Дело в том, что у нас в культуре рождение ребенка позиционируется, как радость. Это и есть радость, но, к сожалению, кроме радости, есть еще много чего, что может отношения супругов сделать не такими… я не говорю, не такими хорошими, просто другими, чем они были до рождения детей. Рождение детей – это тоже системный семейный кризис и как тест, ты его либо проходишь, либо нет. Либо после этого рождения детей, отношения начинают портиться, либо наоборот пара сплачивается и начинает работать, как команда.
С.Бакалеева
— Ну есть какие-то группы риска среди пар?
Е.Бурмистрова
— Да, я бы сказала, что да. Особенно непросто дается рождение детей следующим категориям граждан, как говорят в заведениях. Во-первых, это пары, которые, как ни странно, очень долго жили уже супружеской жизнью, но без детей. То есть пара со стажем совместной жизни более, чем три года, находится в группе риска. Могу пояснить почему, дело в том, что когда люди живут вдвоем, у них хорошие отношения, складывается определенная система ролей, распределяется внимание, возникают привычки, возникают традиции. Очень часто один из супругов в психологическом отношении становится ребенком, либо эту нишу занимает домашнее животное, скажем. Люди много работают, много ездят, не испытывают финансовых трудностей часто. Складывается такая жизнь и привычка к ней. и за годы совместной жизни, эта привычка укрепляется. И тут рождается ребенок, и все нужно поменять. Казалось бы, за такое большое время люди так сплотились и они легко это примут.
С.Бакалеева
— Научились друг друга понимать, доверять.
Е.Бурмистрова
— А вот нет, если эта жизнь была хорошей, то с ней сложно расстаться, сложнее. И очень часто, кто-то не выдерживает. Я не говорю, что прямо развод, но возникает ухудшение отношений, которое сами родители не понимают с чем связано, из-за чего это. Следующая группа риска – это люди, которые наоборот очень недолго вместе. Они поженились уже на фоне беременности, или беременность наступила сразу, тут другая причина – люди притереться не успели. Они как раз не успели договориться, кто будет выносить мусорное ведро, как должен выглядеть тюбик с зубной пастой и множество мелочей таких бытовых, о который действительно нужно договориться, а это просто требует времени. Еще есть группа риска – это семьи, в которых рождение ребенка происходит на фоне очень большой тревоги. Часто это бывает после невынашивания, или какой-то проблемной беременности, или если малыш рождается со сложностями по здоровью. Тут вот этот уровень по тревоге, количество переживаний вокруг просто физического здоровья такое, что на отношения сил может совсем не оставаться, на супружеские, на то, чтобы их поддерживать. И это тоже, если не меняется в течение первых 36 месяцев после родов, трех лет, то есть, паре может быть непросто.
С.Бакалеева
— Но даже у этих категорий, у этих супругов есть выходы какие-то, если они осознали, что для них рождение ребенка стало кризисом?
Е.Бурмистрова
— Вы знаете, рождение ребенка кризис почти для всех. Но, вот, не кризис-кризис, ой-ой-ой, какой кошмар, экономический кризис. Кризис – это перестройка, изменения. И суть этого кризиса в том, что людям теперь нужно научиться совмещать две роли – роль родительскую и роль супружескую. До появления детей была только супружеская роль, партнерские отношения. А теперь эта роль никуда не должна деться, а должно прибавиться огромное количество всего, выполняющих роль родителя. И вот тут особенность нашей русской культуры в том, что эта родительская роль начинает доминировать, вытеснять все остальное. Возникает знаменитое: «Ты мать, ты должна» и, что если у тебя дети, ты ни на что не имеешь больше права. Как в кино: «Куда в консерваторию, все, у вас дети, сидите с ними».
С.Бакалеева
— Это старшее поколение обычно?
Е.Бурмистрова
— Это транслирует старшее поколение, да. И, если посмотреть на какие-нибудь фильмы советского периода, то вы там увидите, что как только рождается ребенок – тяжесть быта, женщину пригибает к земле и вроде больше ничего не остается. У нас времена поменялись, сейчас быт совсем не такой тяжелый, а вот это ожидание к себе применяемое, что как только ребенок родился, все остальное должно быть как бы отодвинуто в сторону, оно на женщину сильно влияет. Сейчас у него другой источник, сейчас очень часто родители, женщины становясь мамами начинают читать огромное количество литературы, посвященной воспитанию, развитию, уходу за ребенком и хотят сделать все оптимально. Это такой огромный объем того, что нужно делать.
С.Бакалеева
— Еще и груз ответственности какой ложится после прочтения всей этой литературы.
Е.Бурмистрова
— Да, возникает еще, что если ты чего-то не делаешь, то ты такая плохая мама.
С.Бакалеева
— Если к трем годам ребенок не говорит у тебя по-английски, наверняка ты что-то не так делаешь.
Е.Бурмистрова
— Да, массу ожиданий к самим себе предъявляют родители. А вот этот момент супружеских отношений, он нигде не освещается фактически. Есть даже у психологов такая поговорка, что дети нынче в моде, а отцы нет. Она вроде смешно звучит, но это совершенно не смешно, потому что на практике женщина целиком как бы бухается в эту материнскую роль, а мужу говорит: «Иди погрей себе сосиски». Да, и если это месяц погрей себе сосиски – ничего, три нормально, до года мужья терпят, такие ответственные надежные мужья терпят до года. К году начинают протестовать.
С.Бакалеева
— А как может выражаться этот протест?
Е.Бурмистрова
— Да знаете, по-разному, к сожалению, напрямую, так чтобы человек понял, ага, вот уже год жена мне говорит тем, или иным образом, пойди свари себе сосиски, во всех областях жизни, так это не звучит. Муж и отец начинает испытывать недовольство, ощущение, что его используют, что на самом деле он не нужен, нужны его руки, чтобы качать ребенка, или укладывать его спать, нужен его кошелек, чтобы оплачивать занятия и всякие другие проекты по воспитанию, а он сам как человек не нужен. Возникает подспудное недовольство, выражаться оно может по-разному. Наиболее стандартный ответ таких состоявшихся что ли людей, это уход в работу. Чуть более худший вариант, это уход в экраны, появление экранной болезни.
С.Бакалеева
— Это имеется в виду компьютер?
Е.Бурмистрова
— Компьютер, да, сейчас же огромное количество всего, что можно там в компьютере делать – смотреть, играть, общаться. Еще более печальный вариант – это появление какой-либо зависимости, ну скажем, пивной алкоголизм. Он вроде алкоголизмом не считается, хотя он тяжелее, чем обычный алкоголизм. То есть, муж и отец ищет себе нишу взамен потерянной в этих отношениях. И только очень редкие мужья понимают, что нужно себе жену возвращать, за эти отношения нужно бороться, что его жена прекрасная мать, но немножечко сместились координаты, ее нужно вернуть.
С.Бакалеева
— А что он может сделать? То есть бить тревогу стоит уже, когда ребенку исполнился год?
Е.Бурмистрова
— Ну, Вы знаете, я так считаю, что возвращаться друг к другу, да, и не забывать, что вы не только родители, но и супруги, нужно сразу, как только женщина немножко пришла в себя и начала справляться с материнскими обязанностями. Там ведь стресс от рождения первенца очень большой, целую профессию осваиваешь, когда рождается первый ребенок, но, обычно, месяцам к трем-четырем, уже женщине становится чуть поспокойнее, проходят колики, возникает какое-то более, или менее ощущение уверенности, если у ребенка нет проблем со здоровьем, что мы говорили в начале. И получается, что с этого момента хорошо уже прямо посвящать друг другу определенное время.
С.Бакалеева
— То есть, просто планировать его.
Е.Бурмистрова
— Не дожидаясь года. Планировать совместное время, планировать, что у вас будет что-то только для двоих, планировать, что это будет хотя бы небольшой, но разговор, что вы не оставите все, что вам было вместе близко и дорого до родов, ради ребенка, а что вы наоборот ради ребенка, ради того, чтобы он рос в нормальной полноценной семье, с двумя родителями, у которых нормальные отношения, вы это будете сохранять. Это просто часто не стоит, как задача.
С.Бакалеева
— Конечно, многие мамы боятся даже отлучиться из дома, считая, что она бросает своего ребенка, даже, если он остается с родным человеком, с бабушкой.
Е.Бурмистрова
— Да, эта такая впиявленнось, признаки избыточного симбиоза эмоционального. Конечно не стоит ребенка оставлять очень надолго. Но, если вы оставите его на промежуток между кормлениями и сходите с мужем в кино, в гости, или прогуляться, ребенок от этого только выиграет, поскольку вы по нему соскучитесь. Они смогут пообщаться с бабушкой, а бабушки и внуки нужны друг другу. Кроме того, вы сможете как бы восстановить и вложить что-то в отношения супружеские, которые так важны. Дело в том, что материнская и отцовская привязанность устроены немножечко по-разному. Привязанность матери к ребенку, она безусловна. Привязанность отца, она тоже безусловна, но как бы дети интересны папам и отца готовы участвовать в воспитании детей только при наличии нормальных отношений с женой. А если супружеские отношения охладились, в отношения с детьми будет вливаться то, что не должно вливаться – обоюдные претензии, родители будут делать из ребенка канат для перетягивания, в общем никто не выиграет. Соответственно отношениям после рождения детей предстоит измениться и на это тоже нужно быть настроенным. То, что придется сочетать и не то, чтобы делить любовь, делить скорее время для того, чтобы не произошло каких-то тотальных ухудшений, нужно планировать, что вы сделаете друг для друга.
С.Бакалеева
— Наверное, и бабушки могут тоже свою помощь внести именно таким образом, укрепив.
Е.Бурмистрова
— Да, они могут, но, к сожалению, настой бабушек далеко не всегда позитивен. И если отпустить куда-то к врачу, или на детские занятия бабушка всегда готова, то отпустить в кино, или в гости готова только мудрая бабушка, у которой все сложилось хорошо и которая понимает, как важно молодым, как бы вдохнуть кусочек такой вот, ну не то чтобы свободы, но чего-то такого.
С.Бакалеева
— То есть, в таком случае стоит привлекать других помощников.
Е.Бурмистрова
— Да, если ваша бабушка не относится к разряду мудрых, то стоит привлекать кого-то другого, наемных помощников на небольшое время для того, чтобы вы могли хотя бы раз в неделю выходить в свет, так сказать. И хочется закончить такой правдивой историей. Во Франции принято супругам у которых есть дети, три вечера в неделю проводить вне дома. В первый вечер супруги идут и общаются с друзьями, или родственниками, с кем-то – общение взрослых со взрослыми. Второй вечер в неделю супруги посещают какое-то культурное мероприятие – концерт, выставка, кино, богослужение – то, что близко семье. Третий вечер в неделю, супруги проводят просто вдвоем – прогулка, ужин в тихом ресторане, сидение дома. И это считается тем, что позволяет отношениям расти, а не увядать. У нас не Франция, совершенно другая обстановка, но я думаю, что хотя бы вечер, хотя бы пару часов, раз в две недели может себе позволить почти каждая семья, просто это надо организовать.
С.Бакалеева
— Спасибо большое, Екатерина. Итак, мы говорили о том, как сохранить супружеские отношения, не только сохранить, но и развить и улучшить после рождения ребенка. Будьте бдительны, не забывайте о своей второй половинке. Ведь рождение ребенка – это прекрасно, но ваш малыш – это всего лишь плод вашей любви.

«Материнский капитал»
Ювенальная юстиция
Павел Александрович Парфентьев
09.03.2015
Ведущий: Софья Бакалеева

«При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи».

С.Бакалеева
— Здравствуйте, это программа «Материнский капитал» — программа о самом драгоценном – о семье и детях. У нас в гостях Павел Александрович Парфентьев – председатель межрегиональной общественной организации «За права семьи». Здравствуйте, Павел Александрович!
П.А.Парфентьев
— Здравствуйте!
С.Бакалеева
— Вот Вы боритесь за права семьи, это правда?
П.А.Парфентьев
— Да, это правда.
С.Бакалеева
— А что, их теперь нужно отстаивать эти права?
П.А.Парфентьев
— Да, к сожалению, в наше время приходится отстаивать, потому что очень часто то, что считалось естественными правами семьи, родителей, в сфере воспитания детей, семейной жизни, подвергается очень серьезным угрозам и я бы сказал, что сейчас такая тенденция есть, может быть общемировая, в России она тоже присутствует, под разными предлогами ограничивать, постепенно уменьшать права родителей. То есть формально на словах они остаются, на практике они уменьшаются. Это касается и воспитания детей, обучения детей и многих других сфер.
С.Бакалеева
— Ну, вот мы все чаще слышим какие-то удивительные абсурдные истории, что, например, родителям уже не разрешается наказывать ребенка, Вы сталкивались с такими случаями?
П.А.Парфентьев
— Это действительно так, если посмотреть на средства массовой информации, помониторить, как сейчас говорят, тему, то можно увидеть, что каждый месяц-два обязательно проскальзывает какая-нибудь новость о том, что заведено уголовное дело, под судом находится родитель, который, например, наказал своего ребенка ремнем за непослушание, или за какие-то дурные поступки в школе, допустим.
С.Бакалеева
— Ну, это такое искаженное видение, или, на Вашей практике тоже бывают и действительно такая тенденция есть?
П.А.Парфентьев
— Такие случаи бывают и здесь ситуация такова, что если мы на практике посмотрим… Прежде всего нужно сказать о том, что существует такое глобальное большое движение, которое направлено вообще на то, чтобы ограничить родителей по воспитанию детей, и в частности лишить родителей права применять действенные какие-то методы домашней дисциплины, в частности, умеренные физические наказания. То есть, на протяжении столетий считалось нормальным совершенно, если в интересах ребенка, ради него самого, родители его наказывали. Сейчас есть такое движение, которое требует законодательного запрета этих наказаний, используются международные структуры, вопреки мерам международного права для того, чтобы эти нормы продавить и провести. Можно привести пример в 2006 году комитет по правам ребенка он из ничего создал обязательство государства запретить физические наказании в семье, хотя сам при этом в своем общем замечании, в котором он это написал, сказал, что Конвенция о правах ребенка этого вообще-то не предусматривает. То есть, просто это такое неправомочное, абсурдное, собственное действие комитета, он решил, взял и создал из нуля, из воздуха международную норму. Конечно, эта норма на самом деле никого не обязывает. Но на практике, это движение, эта тенденция, она подкрепляется ссылками на научные исследования. Научные исследования эти, как правило, методологически очень некорректны и есть серьезные научные исследования, которые показывают такую вещь, что вообще говоря, не зависит вред для ребенка, от используемых мер воспитательного воздействия, что физическое наказание умеренное, оно в принципе приносит не больше вреда, чем любой другой способ воспитания ребенка. Что вред наносится любой воспитательной стратегией в ситуации, когда отношения в семье нарушены и нет любви, нет нормальных отношений между детьми и родителями. И не наносятся в свою очередь…
С.Бакалеева
— Тогда можно и словом точно так же нанести….
П.А.Парфентьев
— Конечно, и это для противников семьи дает тоже основание расширять понятие «насилие». Сейчас же ведь то понятие насилие, которое на международном уровне было озвучено тоже комитетом ООН по правам ребенка, входят, например, и какие-то унижающие достоинство человеческое наименования в адрес ребенка, запугивания и так далее. То есть словесные угрозы – это тоже на самом деле насилие над ребенком, с точки зрения комитета по правам ребенка ООН. На самом деле – это очень спорная точка зрения, не считаю, что это насилие. То есть, если ребенок за столом некрасиво себя ведет, назвать его свинтусом – это уже насилие будет с точки зрения комитета. Значит, фактически, научные данные показывают, что, например, умеренное применение телесных наказаний, оно не только не приносит вреда, но и действует эффективнее и лучше в долговременной перспективе, чем некоторые, многие другие воспитательные стратегии. Никаких оснований запрещать его, как якобы вредное для ребенка – нет. Это нужно очень четко понимать. Тем не менее, практика такая, на которую я сослался, она такова, что любой шлепок, любое воздействие на ребенка, если ребенку причинена физическая боль, на практике может быть отнесен к преступлениям, совершенным против уголовного кодекса, против 116 статьи побои.
С.Бакалеева
— Это у нас тоже?
П.А.Парфентьев
— Да, это российский уголовный кодекс.
С.Бакалеева
— По российскому уголовному кодексу.
П.А.Парфентьев
— То есть, если я ребенка от розетки электрической оттянул за руку, чтобы он не сунул палец в розетку и ему сделал при этом больно, схватив его – это строго говоря побои, строго говоря – это 116 статья. И практика такова, что даже нормальный добросовестный полицейский, или нормальный добросовестный дознаватель, или следователь, который в принципе не хотел бы на самом деле, за нормальное здравое действие со стороны родителя, его преследовать, но если это, что называется, всплыло и зафиксировано, то у него нет другого выхода, кроме как предпринимать соответствующие процессуальные действия. Мы уже, наша организация не раз говорила, что… очень важно четко понимать, я не говорю, что детей надо наказывать физически, я говорю, что нет никаких оснований ограничивать права семьи, решать, как она воспитывает ребенка в этом отношении, какие меры дисциплины применяет. Если не причиняется реальный вред здоровью ребенка, жизни ребенка и так далее. Если этот вред не причиняется, родители должны сами решать, что в наибольшей степени отвечает интересам и потребностям их конкретного ребенка, как о нем лучше позаботиться. И, мы уже ни раз и ни два поднимали этот вопрос, что вообще-то, и во многих странах это так и есть, даже в современном законодательстве, умеренное применение наказаний в семье в интересах самого ребенка, насилием над ребенком не считается и по закону никак не преследуется. Вот сейчас у нас в этом отношении закон, к сожалению, содержит такое противоречивое положение, его можно толковать по-разному. Сам я считаю, что преследование уголовное родителя за шлепок, на самом деле, не следует из норм уголовного кодекса. Но практика такова, что и следователи, и полицейские будут считать, что следует, их так научили. И доказать в суде им, что это не так, будет очень сложно.
С.Бакалеева
— А что нужно сделать, чтобы, ну как-то не попасть в эту статистику, что ли, не стать фигурантом уголовного дела?
П.А.Парфентьев
— Я думаю, что, это такой очень сложный вопрос в наше время. Все зависит на самом деле, на 90% от того, какие отношения в семье. Понятно, что если ребенка воспитывают родители в семье, у него хорошие отношения со своими папой и мамой и в принципе какая-то культура семейной жизни ему привита, он не пойдет говорить, что его отшлепали к первому встречному-поперечному, особенно, если его отшлепали за дело. А ребенок, который воспитывается в семье, где как бы нет этой культуры семейных отношений, ну, конечно, больше вероятности того, что будут какие-то последствия.
С.Бакалеева
— Такие дела на самом деле были?
П.А.Парфентьев
— Такие дела на самом деле были и есть. И с моей точки зрения в ряде случаев это абсурдно. Давайте посмотрим просто таким не сдвинутым, не ангажированным заранее взглядом на ленты новостей, на то, что сейчас происходит. Вот вы посмотрите, вот за последнее время в трех или четырех городах подростки пятнадцатилетние устраивали какие-нибудь варварские пляски около вечного огня, зажженного в память воинов павших в Великой отечественной войне. Мы можем видеть, что каждый месяц проскальзывают обязательно какие-нибудь эпизоды с использованием холодного оружия в драке между школьниками в школе. Мы видим ситуации, когда изнасилования совершаются детьми и так далее. Это что говорит нам? Это говорит нам, что происходит очень тяжелый, серьезный упадок воспитания в обществе. И в этой ситуации, на самом деле, ограничивать права родителей, воспитывающих своих детей, формировать их нравственность, направлять их как-то в жизни, это очень не рациональный шаг – это не защита прав детей, это на самом деле прямое нарушение их права быть воспитанными нормально. И, вот в этой ситуации, конечно, преследование родителя за то, что он свое чадо шлепнул, выглядит абсурдно и безумно.
С.Бакалеева
— Но более того, в той самой ситуации с подростками, которые действительно совершенно непозволительным образом вели себя, реально обсуждается, а виноваты ли родители и вообще какая роль родителей, то есть этот вопрос даже не однозначен.
П.А.Парфентьев
— А это поразительная ситуация, да, когда мы все время говорим, сейчас общество все время заставляют говорить о том, что нужно усилить ответственность родителей. Но, позвольте, да ответственность может быть тогда, когда есть право. Если у меня есть право воспитывать моего ребенка по моему усмотрению, тогда логично с меня спрашивать результаты этого воспитания, оценивать, да, и об ответственности какой-то говорить. Если все мои права ограничены тем, что я могу слегка пожурить своего ребенка, значит,
С.Бакалеева
— И то не каждым словом, применяя отдельные…
П.А.Парфентьев
— Не каждым словом, лишить его половины карманных денег, а всех тоже нельзя, потому, что это будет экономическое насилие, то спрашивать с меня за результаты такого воспитания – это довольно странно, это довольно смешно. Есть, конечно, такое представление, что можно позитивно воспитывать ребенка, без вообще каких-либо наказаний и ограничений. Но, не подтверждает это ни наука, ни данные исследований, не подтверждают. Наказания – это необходимая часть воспитания на самом деле.
С.Бакалеева
— Это европейская история.
П.А.Парфентьев
— Есть точка зрения о том, что насилие в семье, значит, если я ребенка шлепну, это якобы насилие, оно ведет к тому, что ребенок потом будет сам насильственными действиями решать свои проблемы. Но это чушь полная, позвольте. Потому что ребенок, который понимает, что он неправильно поступил и за этого его представитель власти, в лице родителя, да, родитель в семье – это представитель власти и правопорядка, шлепнул, он просто будет понимать, что не надо нарушать закон лишний раз, если это справедливый закон. Есть же существенная разница, ребенок ее прекрасно понимает, между ситуацией, когда его шлепнули за то, что он неправильно поступил, и ситуацией, когда кто-то кого-то ударил, потому что ему так захотелось. Это две совершенно разные ситуации, не нужно считать детей идиотами.
С.Бакалеева
— Согласна. Но мы с вами говорим о благополучных семьях. На самом деле проблема насилия в семье, настоящего, она ведь все равно никуда не уходит?
П.А.Парфентьев
— Конечно, она существует, но понимаете, здесь есть два подхода совершенно разных. Первый подход, он простой, классический подход европейского права, который всегда был, и в России, и в Европе. Мы исходим из презумпции добросовестности гражданина, мы исходим из презумпции того, что люди вообще нормальные и в норме невиновные ни в чем. Тогда получается, что мы не предполагаем, что кто-либо совершает преступления, или совершает насилие, пока он его не совершил. Если преступление совершено, то должно следовать неотвратимое воздаяние за это преступление и должна включаться строгость закона. Соответственно, если речь идет о реальном криминальном насилии, которое совершается, в том числе и в семейных условиях, то тогда, как бы, естественно должен включаться уголовный кодекс, уголовно-процессуальный кодекс, должно преследоваться это конкретное насилие. Но есть второй подход, который заключается в том, что мы должны не наказывать преступление, а предупреждать его. Причем предупреждать не просто, вот здесь можно согласиться было бы, что нужно создавать нормальную нравственную обстановку в обществе – это так называемая, первичная профилактика – это очень хорошо, это нужно предупреждать, конечно, и насилие, и все преступления. Но предупреждать, вмешиваясь в частную жизнь конкретного человека и как-то под предлогом защиты прав одних людей, нарушать права всех, вмешиваясь в их жизнь семейную. И вот это совершенно абсурдная позиция. Почему? Потому что действующие нормы уголовного права для того, чтобы доказать реальное насилие, содержит все существующие нормы. Организации, которые говорят, что нужно новые вводить нормы, например, сделать это делами публичного обвинения, они на самом деле, на мой взгляд, исходят из какой-то странной абсурдной логики. Вот у нас есть закон, он все предусматривает, но он не работает, по какой-то причине на практике, нужно ввести новые нормы закона, что они тоже будут не работать, да, но, значит, может быть, по совокупности из большого количества неработающих норм будет получаться больше результата. Да, такая логика. Значит, если у нас есть нормы, которые не работают, нужно поднимать вопрос о том, чтобы они работали. Чтобы, если у нас совершается реальный акт насилия в семье, если избитая жена приходит в полицию заявить о том, что муж избил ее, чтобы на нее не закрывали глаза и действительно разбирались в сложившейся ситуации. Но, вот, такой превентивный подход, и во многих странах Запада, на практике, существует ситуация, что для того, чтобы доказать за домашнее насилие, например, мужа, достаточно просто слов женщины о том, что муж ее ударил. То есть вот эта презумпция невиновности и доказательности совершенного преступления, она исчезает полностью в этой ситуации. И получается тогда, как профессор Стивен Баскервиль, недавно мы его переводили, публиковали на сайте нашего аналитического центра «Семейная политика РФ» статью его, называется «Равенство полов и проблема прав человека», вот он говорит, да, что фактически, в этой ситуации, каждый мужчина, а в общем и каждая женщина тоже, потому что у мужчин тоже есть такие права, оказывается преступником, фактически, да, и в безопасности только до тех пор, пока ее, или его партнеру не взбрело в голову пойти и пожаловаться на якобы совершенное преступление.
С.Бакалеева
— То есть, до первого конфликта.
П.А.Парфентьев
— Моя невиновность зависит чисто от доброй воли и от желания моего партнера в жизни – супруга, или сожителя. И это совершенно не нормальная ситуация, это ситуация, которая разрушает ткань общества. Это ситуация, которая вносит исходно внутрь семейных отношений подозрительность, недоверие и такое отношение друг к другу, как к потенциальному врагу и противнику. Это ситуация, когда вступая в брак, люди уже вынуждены думать о том, что они будут потом разводиться, на каких основаниях, как они будут делить детей и какие обвинения в домашнем насилии друг другу предъявлять. И, конечно, нельзя закрывать глаза на то, что такой подход, он семью просто разрушает.
С.Бакалеева
— Спасибо большое. У нас в гостях был Павел Александрович Парфентьев – председатель межрегиональной общественной организации «За права семьи», генеральный директор аналитического центра «Семейная политика РФ» и мы говорили о домашнем насилии. Да, Это безусловно проблема, но нельзя наказание родительское, с любовью наказание ребенка, считать домашним насилием. Ведь это право ребенка, это то, что сделает его хорошим полноценным человеком и гражданином. Всего хорошего, до свидания!

«Материнский капитал»
Семейное образование
Павел Александрович Парфентьев
11.03.2015
Ведущий: Софья Бакалеева

«При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи».

С.Бакалеева
— Здравствуйте, это программа «Материнский капитал». Программа о самом драгоценном – о семье и детях. У меня в гостях Павел Александрович Парфентьев – генеральный директор аналитического центра «Семейная политика РФ». Здравствуйте, Павел!
П.А.Парфентьев
— Здравствуйте!
С.Бакалеева
— Я знаю, что Вы сторонник семейного образования.
П.А.Парфентьев
— Да, я уже много лет занимаюсь развитием этой формы образования в России.
С.Бакалеева
— А это возможно в России, в принципе по закону?
П.А.Парфентьев
— Да, совершенно… полностью возможно. У каждой семьи в России есть право обучать своего ребенка в семейных условиях, вне школы. Это право в нашем законодательстве существует еще с 1992 года, когда был принят ныне действующий закон об образовании, и благодаря усилиям и нашим, и многих людей, оно сохранилось в полном объеме и в новом законе об образовании, принятом в конце прошлого года, который с осени начнет действовать.
С.Бакалеева
— Я боюсь, многие не знают и никогда не сталкивались с тем, что такое семейное образование, как это вообще возможно обучить ребенка вне школы?
П.А.Парфентьев
— Семейное образование, прежде всего, начнем с определения – это форма образования, при которой обучение ребенка организуется силами родителей в семье, без посещения образовательной организации. У нас, на настоящий момент, по разным экспертным оценкам, от 50 до 100 тысяч детей учатся в этой форме, так или иначе.
С.Бакалеева
— Это по всей России?
П.А.Парфентьев
— По всей России. Или в форме экстерната, или в условиях семьи, это не включая тех детей, которые учатся дома по состоянию здоровья. Право выбрать семейное образование для своего ребенка, по закону, имеют любые родители, любая семья. Для этого не требуются какие-то дополнительные качества, вроде педагогического образования, или обязательного наличия высшего образования.
С.Бакалеева
— Ну, или какие-то уважительные причины не нужны для этого, да?
П.А.Парфентьев
— Нет, никакие уважительные причины для этого не нужны, точнее, уважительной причиной является сам выбор родителей. И российское законодательство, Семейный кодекс, Закон об образовании четко закрепляют, что право выбора формы обучения для несовершеннолетнего ребенка – это право родителей, не учителей в школе, не органов управления образованием, а самой семьи. И, реально вполне, конечно, можно заниматься обучением ребенка дома, по закону, бывает, конечно, что делая этот выбор родители сталкиваются с препятствиями, потому что, или школа, или органы управления образованием, не очень хорошо могут знать закон. Приходится помогать в таких случаях решать эти проблемы. Но в принципе, это право есть у всех и у каждого. Семейное образование – это наиболее быстро развивающаяся, быстро растущая форма обучения в мире сейчас, форма общего образования. Как раз в ноябре прошлого года прошла в Берлине первая в истории всемирная конференция по домашнему образованию, так за рубежом называется «home education» то, что у нас «семейное образование», собравшая экспертов, лидеров движения за домашнее образование, политиков, общественных лидеров, каких-то государственных чиновников образовательных из 26 стран со всех пяти континентов. Я там присутствовал, более того был членом оргкомитета этой конференции, с российской стороны. И как раз, собравшиеся там люди, очень обширно обсуждали и результаты домашнего образования, к чему это приводит и так далее. Вот когда спрашивают: «Могут ли родители учить ребенка дома успешно?» — можно сказать так: «Вот у нас, конечно, пока, 50-100 тысяч, не так легко можно исследовать результаты семейного образования, но, например, в тех же самых Соединенных Штатах Америки – это порядка 3-4% детей школьного возраста, которые учатся в семье и там проводятся масштабные исследования общенациональные. Самого крупного из них в 2009 году были опубликованы результаты, охватило 11 000 детей со всех штатов США и позволило оценить картину результатов семейного образования, по сравнению с образованием школьным».
С.Бакалеева
— И каков результат?
П.А.Парфентьев
— Результат таков, что по результатам стандартизованных тестов, это примерный аналог наших ГИА, ЕГЭ школьных, дети, которые учатся в семье, в среднем на 30-29-28 пунктов выше, чем в среднем дети школьники. То есть, академические результаты очень хорошие. Вообще исследователь, который приводил эти результаты на конференции в Берлине, он очень четко, очень хорошо сформулировал – доктор Брайан Рэй – сформулировал очень хорошо и четко, что все существующие исследования и социальных, и академических результатов семейного образования, сколько-нибудь методологически корректные, сколько-нибудь хорошо сделанные, они все указывают в одну сторону, что семейное образование и в академическом, и в социальном отношении дает, как минимум, не худшие результаты, чем школьное, а чаще лучшее. Вот это научные данные. Почему так происходит? Дело в том, что еще психологи Венской школы, еще в прошлом столетии, теперь уже позапрошлом, проанализировав очень много случаев из практики, пришли к выводу, что у ребенка у любого, есть так называемый «инстинкт сопротивления воле», то есть, природой на биологическом уровне в ребенка заложено, что если его пытаются заставить что-то делать – он сопротивляется. Если его пытаются чему-то учить и двигать в какую-то сторону, он сопротивляется. Почему? Этот инстинкт был заложен биологически в ребенка для того, чтобы чужой человек не мог научить его плохому, увести куда-то, утащить из семьи и так далее. То есть это природный такой инстинкт защиты безопасности со стороны детей. Этот инстинкт сопротивления воле исчезает, когда есть со стороны ребенка личная привязанность. То есть, когда он воспринимает того, кто его учит, как родного, близкого человека, которого он любит, который о нем заботится, к которому он привязан. Что сейчас происходит в современной школе? Ребенок оказывается отрываем от семейных связей, от нормальных, от естественных для него условий и помещаем в школу, где у него нет, на момент помещения, вот этих личных связей и привязанностей. Известный специалист по детскому развитию зарубежный доктор Гордон Ньюфелд говорит, что школа у нас оказалась, если раньше, например, жили в общине какой-то и учителя, и родители, все они принадлежали к одному сообществу, к одному приходу, то есть это все были люди для ребенка исходно не чужие, то сейчас школа оказалась за пределами, как он это называет, «деревни привязанности ребенка». И, соответственно, исчезают все условия обучаемости, то есть по природе ребенок, особенно на начальном этапе обучения, он просто запрограммирован на то, чтобы учиться у тех, кто для него не безразличен, у значимых для него людей, которых он любит.
С.Бакалеева
— То есть, он оказывается в незнакомой обстановке, среди незнакомых людей. И кроме того, взрослые, которые его ведут, тоже для него совершенно чужие люди.
П.А.Парфентьев
— Тоже для него незнакомы и это настолько… Еще плюс к этому добавляется шок, потому что его перебросили в эту школу, часто не подготовив достаточно психологически к этому и это может ребенком внутренне психологически вообще восприниматься, как предательство, то есть его семья оторвала от себя и бросила неизвестно куда. И зачем тоже часто ребенок не понимает. Насколько важен этот фактор привязанности, как раз показывает, что даже родители, не имеющие педагогического образования, они успешно учат своих детей дома, потому что для этого созданы естественные, природой в ребенка заложенные условия обучаемости. И когда американца как раз проверяли, в уже упоминавшемся мной исследовании, выяснилось, что родители, имеющие специальную педагогическую подготовку и не имеющие – результаты одни и те же академические. Родители, имеющие высшее образование и не имеющие – примерно одни и те же результаты дает домашнее обучение, а они значительно выше школьных. Соответственно, вот такая ситуация, что привязанность, хорошие условия, личные отношения между родителем и ребенком, они создают условия, в которых, как говорит тот же самый доктор Ньюфельд: «Образование происходит».
С.Бакалеева
— То есть, родители, выбирающие эту форму образования, они из каких исходит соображений? Они хотят создать комфорт?
П.А.Парфентьев
— Очень из разных. Родители по всему миру, это в России тоже так. Некоторые родители понимают, просто видят, как сейчас деградирует школьное образование.
С.Бакалеева
— Не доверяют той системе образования, которая есть?
П.А.Парфентьев
— Качество школьного образования – раз, то есть, падение качества школьного образования и просто хотят, чтобы их дети имели хорошее образование. Второе – ценностная составляющая школьного образования. То есть, школа сейчас очень часто не формирует, а в нравственном отношении, может ребенка деформировать наоборот.
С.Бакалеева
— То есть, они боятся этой среды, которую создает…
П.А.Парфентьев
— Даже не то, чтобы боятся, я не стал бы говорить в таком негативном ключе. Тут скорее, на самом деле, позитивный посыл – они хотят дать своему ребенку в нравственном, в этическом, в мировоззренческом и в академическом отношении целостное образование. Сформировать его, как целостную личность.
С.Бакалеева
— И в школе не могут этого получить?
П.А.Парфентьев
— В школе это практически не возможно и даже в частных школах, дело в том, что у нас сейчас такая коммерциализация сферы образования, что как бы ориентир идет на самом деле не на то, что нужно семье и ребенку, а на то, за что семья готова платить в коммерческом секторе. Это тоже создает проблемы. И, а дома, соответственно, это и укрепление семьи, это возможность укрепить и развить семейные связи, это и формирование ребенка в соответствии со взглядами и убеждениями родителей, это и возможность, как я уже раньше говорил, более качественного образования. Плюс к этом, конечно, есть и негативные факторы школы, которые на многих тоже влияют, что сейчас в школе все чаще не безопасно, уже не только в нравственном отношении, но и в физическом, мы читаем про драки в школах, с использованием ножей и так далее. Что сейчас очень часто оказывается, что школа становится таким местом, где может быть и наркоторговля начинается и так далее. И родители, конечно, не хотят, чтобы дети попадали в такие условия. Но, в целом, я бы сказал, что большинство родителей принимают свое решение, исходя из позитивных посылов. То есть, они хотят дать своему ребенку просто хорошее образование, или хотят, чтобы это образование также отвечало их семейным и религиозным ценностям.
С.Бакалеева
— А семейное образование, домашнее образование – это все одинаковые термины?
П.А.Парфентьев
— Термин «домашнее образование», он такой более зарубежный, да, «home education» и он охватывает немножко больше, чем термин «семейное образование» российский. То есть, термин «семейное образование» предполагает, что обучение происходит силами родителей, да. У нас есть еще такая форма, как самообразование, разрешенное для старшеклассников и это тоже домашнее образование, только не родители участвуют в этом, а как бы ребенок сам учится. И здесь можно еще отметить, очень интересные исследовательские данные. В прошлом году были опубликованы результаты масштабного очень, много десятков тысяч детей проверялось из разных школ в Европе. Исследование, в котором выяснилось, что в школе, если ребенок учится, результаты школьного обучения, успехи школьные ребенка, зависят от вовлеченности родителей в процесс обучения, даже школьного, больше, чем от качества преподавания и от качества самой школе.
С.Бакалеева
— Вы сказали о форме самообразования, как это происходит, что это такое?
П.А.Парфентьев
— Самообразование предполагает, что ребенок сам уже в 10-11 классе организует свое обучение и проходит аттестацию в школе. Я забыл упомянуть, что наше законодательство предполагает, что обучаясь в форме семейного образования, ребенок проходит аттестацию в школе. К сожалению не всегда, не со всеми школами удается построить в этом отношении хорошие такие рабочие связи родителям в семье, у нас…
С.Бакалеева
— То есть решив, что ребенок, в этой конкретной семье, будет получать семейное образование, семья должна обратиться в какую-то школу? Что нужно ей сделать?
П.А.Парфентьев
— Семья должна обратиться в школу, заключить договор со школой, но в принципе, со следующего года…
С.Бакалеева
— Как выбрать?
П.А.Парфентьев
— По новому закону, это предполагает следующее: решив обучать ребенка в семье, семья информирует о своем решении территориальный орган управления образованием муниципальный. После этого семья начинает учить ребенка дома, а аттестация происходит в школе, в форме экстерната.
С.Бакалеева
— Просто в близлежащей? Любая?
П.А.Парфентьев
— Не обязательно, у нас есть, например, в Петербурге, мы тесно сотрудничаем, наша организация заключила соглашение о сотрудничестве, 277 школа, которая работает с экстернами, используя дистанционную технологию, работает с экстернами и со всей России, и даже с соотечественниками за рубежом. Кроме 9 и 11 класса, потому что ГИА и ЕГЭ должно сдаваться очно. Есть школы, мы хотели бы, честно говоря, опыт этой школы, распространить его, чтобы в каждом регионе такая школа была, чтобы в любом регионе семья могла дистанционно сдавать аттестации, а в 9 и в 11 классе в своем регионе поехать в эту школу и сдать ГИА и ЕГЭ – это все-таки проще, чем ехать там куда-нибудь в Петербург из Новосибирска, как сейчас тоже бывает. В Москве семейное образование предполагает прикрепление к одной из государственных школ города Москвы и в Москве даже родителям, осуществляющим образование ребенка в семье, выплачивают некую компенсацию.
С.Бакалеева
— Это только в Москве происходит?
П.А.Парфентьев
— До 2004 года – это было на федеральном уровне зафиксировано, потом эта норма исчезла из федерального законодательства, сейчас только некоторые регионы, с недавнего времени только Московская область тоже стала выплачивать компенсации, я знаю, что Ярославская область имеет свой нормативный документ и некоторые отдельные муниципалитеты по России. Но, к сожалению, после того, как с федерального уровня норма исчезла, на региональном она далеко не везде появилась. Мы сейчас пытаемся работать для того, чтобы на федеральный уровень эту норму в закон вернуть. Потому что закон требует от семьи, если она ребенка обучает дома, чтобы результаты все равно госстандарту соответствовали. И если у нас по Конституции государство обязано поддерживать разные формы образования, и мы знаем, что негосударственные школы сейчас получают финансовую поддержку от государства по принципу деньги идут за учеником, если ребенок учится в семье, тогда логично, чтобы семья получала эту поддержку.
С.Бакалеева
— Скажите, пожалуйста, если учителя какие-то участвуют в этом домашнем, семейном образовании, скажем, родители не рассчитывают только на себя, а еще на какие-то силы, как такая форма называется образования?
П.А.Парфентьев
— Все равно, родители отвечают за обучение ребенка в семье – это семейное образование и они могут приглашать тех учителей, педагогов, пользоваться теми ресурсами, которыми пожелают, или обучать ребенка самостоятельно.
С.Бакалеева
— Спасибо большое, Павел Александрович! У нас в гостях был Павел Александрович Парфентьев – генеральный директор аналитического центра «Семейная политика РФ». Мы говорили о том, что каждый желающий может сам дома образовывать своего ребенка. Такая форма называется «семейное образование». Всего хорошего вам, до свидания!

«Материнский капитал»
Аквагимнастика для беременных
Ольга Фомина
13.03.2015
Ведущий: Софья Бакалеева

«При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи».

С.Бакалеева
— Здравствуйте, это программа «Материнский капитал» — программа о самом драгоценном – о семье и детях. У меня в гостях Ольга Фомина – инструктор по аквагимнастике для беременных, руководитель клуба “Dream Swim”, здравствуйте, Ольга!
О.Фомина
— Добрый день!
С.Бакалеева
— То есть, я так понимаю, что есть такая аквагимнастика, которая показана беременным. Аква, это значит, она в воде происходит?
О.Фомина
— Да, безусловно, аквагимнастика, ее так назвали, потому что это есть специально разработанная гимнастика, разрабатывалась она акушерками и остеопатами, родительской школой «Драгоценность» и она проводится в воде. То есть, это ряд упражнений, которые направлены на то, чтобы подготовить женщину к родам. То есть максимально задействованы те мышцы, которые будут работать в водах и прорабатываются на этой гимнастике психологические такие аспекты, которые… ну, допустим, важные акушерке, если она присутствует при родах и помогает женщине родить.
С.Бакалеева
— А что значит психологические аспекты? Как можно в воде проработать психологию?
О.Фомина
— Ну смотрите, например, такие моменты – доверие партнеру. В воде есть ряд упражнений, когда мы, допустим, к примеру, упражнение на расслабление, когда много, то есть все участники процесса, выстраиваются в одну линейку и одна из участниц ложится, просто ложится на воду, доверяется и мы передаем на руках эту женщину вдоль всех других участников.
С.Бакалеева
— То есть она такое пассивное существо, которое должно максимально ничего не делать?
О.Фомина
— Максимально доверять. Это кажется, если стоять на бортике смотреть на плывущую женщину, то кажется, что она ничего не делает, на самом деле, когда до женщины, тем более беременной, когда она носит себя как хрустальную вазу и боится любых прикосновений, когда до нее дотрагиваются 20 пар рук практически одновременно, да, это очень сложно при этом расслабиться и отдаться ощущениям своим. То есть принять вот эти ощущения и что еще в твоем таком психологическом поле еще кто-то есть, чьи-то руки, к примеру, в этом упражнении.
С.Бакалеева
— А это доверие ей потом нужно будет в родах применить? Эту практику доверия, да?
О.Фомина
— Да, потому что в родах, как правило, у нас существует, ну вообще в России, в Москве в частности, помощники. То есть женщина в родах, она не находится одна, как правило. То есть, это либо акушерка, либо муж, либо врач, то есть какой-то еще человек, которому необходимо, чтобы она доверяла в родах. Потом еще есть упражнение на доверие, когда женщина находится вод водой, то есть тренируется и задержка дыхания – гипоксия в легкой такой степени, то есть тренировка идет и плода и женщины. Потому что при схватках плод испытывает такое кислородное голодание, да, легкую степень гипоксии. Поэтому, если женщина делает какие-то дыхательные гимнастики, занимается какими-то практиками дыхательными, то в любом случае, ей это пойдет только на пользу.
С.Бакалеева
— Обычно же говорят о гипоксии, как о негативном таком явлении. Как эта же самая гипоксия может нам помочь?
О.Фомина
— В родах гипоксии не избежать, то есть, при каждой схватке, так или иначе, ребенок испытывает легкую степень кислородного голодания. И, если ребеночек тренированный, допустим, как я говорила, женщина занимается какими-то физическими упражнениями, она так, или иначе тренируется, идет тренировка дыхания и бассейн этому очень способствует, то есть, такая аквагимнастика, то тренированный, так скажем, ребеночек, он уже менее… для него это будет менее травматично, он уже, можно сказать, что не будет обращать внимания на вот эти схватки, на эту легкую степень гипоксии, потому что она для него будет привычной. Там будет масса других аспектов, но этот уже не будет так сильно влиять на него.
С.Бакалеева
— А физически может вода как-то укрепить беременную женщину?
О.Фомина
— Конечно, ведь в воде, во-первых, очень важно, что в воде женщина перестает ощущать тот вес, тот лишний вес, который ей, ну скажем так…
С.Бакалеева
— Приходится все время носить с собой.
О.Фомина
— Приходится носить с собой, да. Женщины, даже когда выходят из бассейна, они с таким трудом залезают по лесенке, возвращаясь в свое тело. То есть, с одной стороны, это разгружает, разгружает позвоночник, то есть мы снимаем нагрузку в воде, с другой стороны, вода – это же постоянное преодоление сопротивления. То есть, любое движение в воде встречает сопротивление, поэтому, работа идет…
С.Бакалеева
— Так, она все-таки отдыхает в воде, или трудится?
О.Фомина
— Она отдыхает от того веса, который есть на суше и трудится, то есть работают те мышцы, которые нам нужны в родах. Это, допустим, упражнения на растяжку, да, у нас идут в воде, это упражнения на… мы, допустим, плаваем дельфином, есть такое упражнение, когда мы проплываем весь бассейн дельфином. С одной стороны, женщине не сложно плыть, но с другой стороны, проплыв бассейн, она все же устает, да, то есть мы разгружаем позвоночник и включаем те мышцы, которые обычно не работают.
С.Бакалеева
— А если женщина не умеет плавать, вы ее возьмете?
О.Фомина
— Ну да, не все же женщины рожали уже, некоторые не умеют рожать. Но тем не менее, они, им приходится это делать. Поэтому, если женщина пришла в бассейн, ну она так или иначе хочет научиться.
С.Бакалеева
— То есть вы тогда начнете с обучения плаванию?
О.Фомина
— Нет, не обязательно учить плавать женщину там, есть упражнения, которые можно делать, не умея плавать. Потому что 90% упражнений – это на растяжку, на погружение в воду, на взаимодействие с партнером, то есть, не обязательно совершенно уметь плавать какими-то стилями. То есть, это напряжение и расслабление, растяжка и задержка дыхания, вот основные аспекты. И очень важный психологический аспект, чтобы женщина главное сумела погрузить лицо в воду.
С.Бакалеева
— Не для всех это легко, да?
О.Фомина
— Нет, не для всех, некоторые не могут это сделать, то есть преодолеть вот этот страх. У некоторых же женщин, есть панический страх, вот это ощущение боязни воды. И даже не просто боязни, а так называемая фобия, когда они категорически отказываются это делать.
С.Бакалеева
— Это что-то связанное с детскими переживаниями?
О.Фомина
— У некоторых, да, у некоторых такая психологическая особенность, да, что не могу и все. Это страшно, страшно остаться без воздуха, страшно остаться в каком-то таком неведомом и неконтролируемом состоянии и как раз вот этот, наверное, аспект мы и стремимся… я имею в виду мы, я подразумеваю акушерки, то есть медицинскому персоналу это важно очень знать, потому что женщина, которая не может преодолеть вот этот порог неизвестности и все-таки пересилить себя и опуститься под воду, скорее всего могут в родах возникнуть какие-то сложности.
С.Бакалеева
— А если вам удастся с ней поработать в воде, то это как-то потом облегчит течение родов?
О.Фомина
— Это облегчит, потому что женщина, она в воде может понять одну такую простую вещь, мы это называем пределом и каждая женщина понимает, что за каждым «не могу», то есть она, допустим, не могла погрузиться в воду, а потом, к концу занятия она поняла, что ага, могу. И появилось такое ощущение того, что раньше ей казалось вообще невозможным, страшным.
С.Бакалеева
— Она преодолела себя?
О.Фомина
— Она преодолела, да и как раз нашла вот этот свой предел. Предел, который… то есть, она поняла, да, что, если… есть вещи, которые она способна преодолеть и это в родах, допустим, при каждой схватке, или когда уже начинаются потуги, она вспоминает, что…
С.Бакалеева
— У нее такой опыт преодоления был уже.
О.Фомина
— Уже было преодоление, да, и когда ей кажется, что уже не могу, она понимает, что нет, организм такая хитрая штука, что она все сможет, преодолеет и вот эта вера в себя, она, конечно, очень помогает женщине в родах.
С.Бакалеева
— А Вы говорили о взаимодействии с партнером, подразумевается ли, что женщина ходит на занятия с мужем? На водные занятия?
О.Фомина
— Ну, это не обязательно, но это очень желательно, чтобы она пришла именно с партнером, да, с мужем, который…
С.Бакалеева
— Или нужен любой партнер, это может быть подруга, мама?
О.Фомина
— Теоретически, это может быть и мама, и подруга. Но, все-таки, если это муж, который будет с ней и после родов ее поддерживать, то есть лучше конечно, если она вместе со своим любимым человеком, мужем, пройдет всю подготовку, ощутит его поддержку, потому что для женщины психологически это очень важно. Потому что не знаю, делали ли они ребенка и планировали все-таки не с мамой, а с мужем, да, и поэтому, ну, как мне кажется, что поддержку женщине приятнее было бы ощутить от мужа.
С.Бакалеева
— А чего ждать будущим отцам от этих самых водных занятий? Что их там ожидает, что они должны будут делать?
О.Фомина
— На самом деле на занятиях мамы и папы у нас ничем не отличаются, будущие я имею в виду родители. Потому что мужья выполняют те же упражнения, что и женщины. То есть они на себе испытывают те же самые ощущения, да, вот этой растяжки, вот этого доверия, того же погружения под воду, те же тактильные какие-то упражнения на расслабление. То есть, они проходят все то, что и беременная женщина.
С.Бакалеева
— А если папа точно так же боится опустить лицо под воду, стоит ли ему преодолевать себя? Ему же не придется все равно проходить через роды7
О.Фомина
— Нет, ему через роды не придется проходить, но папы, как правило, очень охотно опускают лицо…папе очень сложно признаться.
С.Бакалеева
— Пап с такой фобией Вы не встречали?
О.Фомина
— Ну, даже, если фобия была, то где-то к середине – концу занятия она преодолевается гораздо проще, чем у женщин, потому что папа видя, что на занятиях присутствуют как правило шесть-семь пар. И если 14 человек плавают под водой, ну, 13, без этого папы, который боялся, то папе очень сложно признаться, что он… то есть, он либо изначально не пойдет на занятия, а придумает много всяких причин для того, чтобы не прийти.
С.Бакалеева
— А вот стоит ли женщине настаивать на том, если он уже проявляет беспокойство и не хочет идти, или не надо в такой дискомфорт его вводить, лучше самой пойти на занятия.
О.Фомина
— Я считаю, что не стоит настаивать, потому что, ну как правило, ни к чему хорошему, это, наверное, не приведет. Потому что, если папа начинает нервничать, переживать, вода очень хорошо передает все эти ощущения и другим участникам ни к чему испытывать эти переживания.
С.Бакалеева
— А для самой женщины, есть ли противопоказания? Такие ситуации, когда ей не показана аквагимнастика?
О.Фомина
— Безусловно есть, но это уже, я думаю, что вопрос медицинских каких-то противопоказаний, это лично акушерка, или врач, которая наблюдает женщину в родах, она ей должна сказать…
С.Бакалеева
— Во время беременности наблюдает ее.
О.Фомина
— Да, она должна. Женщина перед занятием обязательно должна проконсультироваться со своим врачом, стоит ли ей вообще посещать эти занятия. Потому что бывают такие особенности, когда одной женщине при тех же условиях не противопоказано идти на занятия, а у другой женщины могут быть какие-то отклонения и ей уже не стоит туда идти. То есть, это решает не инструктор, это решает врач.
С.Бакалеева
— А на каком сроке лучше всего заниматься? На ранних, на поздних?
О.Фомина
— Ну, конечно, начинать нужно, чем раньше, тем лучше.
С.Бакалеева
— Даже так, пока даже беременность не заметна, все равно, можно заниматься, да?
О.Фомина
— Ну, конечно, да, здесь же идет речь о том, что подготовка не только малыша в утробе матери, но и женщины. То есть, чем лучше она будет физически готова, тем, конечно же, легче ей будет в родах.
С.Бакалеева
— То есть она может весь период беременности заниматься в бассейне?
О.Фомина
— Да, и не только в бассейне, существуют же гимнастике и на суше и другие, допустим, работа с голосом. То есть, есть разные другие занятия, которыми лучше заниматься в течение всей беременности, а не только на последнем месяце, к примеру.
С.Бакалеева
— Спасибо большое, Ольга! У меня в гостях была Ольга Фомина – инструктор по аквагимнастике для беременных, руководитель клуба :”Dream Swim”. Мы с ней говорили о том, насколько вода полезна, благоприятна и лечебна для беременных. Не только в физическом, как утверждает Ольга, но и в психологическом аспекте. Всего хорошего, до свидания!

«Материнский капитал»
Безопасный интернет
Денис Давыдов
14.03.2015
Ведущий: Софья Бакалеева

«При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи».

С.Бакалеева
— Здравствуйте, это программа «Материнский капитал» — программа о самом драгоценном – о семье и детях. У меня в гостях исполнительный директор «Лиги безопасного интернета» — Денис Давыдов. Здравствуйте, Денис!
Д.Давыдов
— Здравствуйте!
С.Бакалеева
— Не секрет, что интернет бывает не только безопасным, но и опасным, это правда?
Д.Давыдов
— Конечно, интернет- это среда, это пространство. И любое пространство, даже улица, может быть чистым, а может быть грязным. И интернет точно так же может быть безопасным, опасным, чистым, или грязным. И вот эта степень чистоты интернета и вообще информационного пространства зависит только от нас, зависит от родителей, от взрослых, которым не безразлична судьба и будущее наших детей.
С.Бакалеева
— То есть нужно знать правила дорожного движения, если уж мы начинаем двигаться по этим трассам?
Д.Давыдов
— Обязательно и абсолютно, ведь вспомните, раньше в советские времена в школы приходили пожарные, приходили милиционеры, детям рассказывали о том, что нельзя ходить на стройку, потому что может упасть кирпич, может не туда поехать грузовик, или кран может не туда повернуть стрелу, что там просто опасно, что нужно дорогу переходить, сначала посмотрев налево, а потом направо, с какой стороны можно обходить трамвай, с какой автобус, а с какой троллейбус. И все эти правила безопасного поведения, они впитывались детьми и затем, каждый, наверное, родитель сейчас может с абсолютной точностью воспроизвести, вспомнить все эти простые правила жизни. И, конечно же, интернет, в связи с тем, что появился не так давно, во вселенском масштабе, или в историческом, конечно же, тоже диктует свои определенные… имеет свои определенные особенности и диктует новые правила. Новые правила поведения и вообще новые правила жизни в этом бурном информационном потоке. И эти правила должны знать родители. К сожалению, так получилось, что в России есть такой достаточно большой технологический разрыв, и это поколенческий разрыв между родителями и детьми. Как правило, большая часть родителей, знает об интернете, об информационных технологиях, о социальных сетях намного меньше, чем дети.
С.Бакалеева
— Чего никогда не было раньше.
Д.Давыдов
— Получается, что дети могут научить чему-то своих родителей, это тоже такой нонсенс. И конечно, родители должны подтягиваться и именно родительский авторитет и знание о том, что папа может все, что угодно…
С.Бакалеева
— Как в известной песенке.
Д.Давыдов
— Как в известной песенке и не только спорить басом и плавать брасом, и дрова рубить, но еще и рассказать о простых правилах безопасного поведения в сети.
С.Бакалеева
— Тогда давайте начнем с того, какие опасности есть в интернете, то есть, прежде чем знать, как предостеречь, нужно понимать, от чего предостерегать.
Д.Давыдов
— В первую очередь, можно, наверное, разделить опасности на несколько таких очень важных групп. Есть такие виды угроз, которые могут причинить вред физический.
С.Бакалеева
— Даже так?
Д.Давыдов
— Даже так, очень часто бывает и мы достаточно часто ранее наблюдали такие случаи, когда преступники, злоумышленники, извращенцы, пытались познакомиться с детьми в социальных сетях, с помощью всевозможных ухищрений, уловок, шантажа, пытались заполучить, или фотографии, или видеоизображения детей в обнаженном виде, пытались встретиться с такими детьми в реальной жизни, чтобы надругаться над ними, и конечно же, это самое опасное, что может произойти с ребенком в интернете. И конечно же, здесь необходимо помнить очень простые правила о том, что нельзя слепо доверять тому, что ты видишь в интернете. Дети должны понимать, что за, казалось бы сверстником, который так непринужденно общается с ребенком о каких-то проблемах школы, о спорте, о компьютерных играх, на самом деле может скрываться взрослый.
С.Бакалеева
— То есть, наверное, нужно начинать разговор с того, что вообще в интернете может быть все не так, каким кажется, да? То есть, реальность может быть совершенно другой.
Д.Давыдов
— Так обычно и происходит, реальность, она совершенно отличается от того, что ребенок может нарисовать в своем изображении. Конечно, таких случаев не очень много, но тем не менее, это самое опасное. Я всегда привожу пример американских коллег, которые ездят по штатам, это коллеги из Федерального бюро расследований, которые раскрывали трагическую историю одной девочки, которая так же познакомилась через интернет с одним маньяком, который удерживал ее в течение двух недель и, слава Богу, ФБР сумели найти это здание, в котором маньяк ее удерживал, освободили ее. И после этого девочка на протяжении десяти лет ездила по американским школам, рассказывала, как не надо вести себя в интернете, чтобы вот… рассказывала о том, что не нужно делать для того, чтобы все было хорошо. И что нужно делать для того, чтобы не попасть на уловку извращенца. Есть и другие виды угроз, когда у ребенка пытаются те же самые злоумышленники, те же самые извращенцы пытаются получить изображения, с помощью которых потом они начинают шантажировать ребенка и вовлекать его во все более и более такие съемки более откровенных сцен. Но, это вот, конечно уже совсем крайнее проявление.
С.Бакалеева
— То есть, общение с незнакомцами, оно в принципе довольно опасно в интернете потенциально?
Д.Давыдов
— Очень опасно, ведь дело все в чем? В том, что наш интернет, он все еще анонимен и мы никогда не знаем достоверно, кто скрывается по ту сторону экрана. И любой человек, который может представиться хоть Дедом Морозом, хоть феей, хоть эльфом, хоть каким-то сказочным персонажем, или Витей из пятого подъезда, может оказаться обыкновенным преступником, в лучшем случае вымогателем. Но, есть еще и другая группа угроз – это угрозы нравственному здоровью детей. И здесь мы конечно же говорим о том, что окружает нас буквально со всех сторон, это и порнографические материалы, это и видеоизображения, и фотоизображения, это и сцены насилия, жестокости. Это информация об изготовлении наркотиков, это информация о том, где можно приобрести наркотики, это информация, пропагандирующая употребление наркотиков, когда говорится о том, что нет в этом ничего страшного и каждый должен попробовать пройти через это, ведь человек свободен.
С.Бакалеева
— Такая информация действительно в открытом доступе в интернете?
Д.Давыдов
— Сейчас ее, слава Богу, становится все меньше и меньше, без ложной скромности скажу, что в том числе и благодаря нашим усилиям. «Лига безопасного интернета» — это же такая организация, которая объединяет достаточно большое количество сил, как на общественном фронте, так и представителей государственных структур, государственной власти, так и представителей бизнеса. И вот вместе нам удается более, или менее ситуацию выправлять. И я скажу, что… приведу всего лишь несколько цифр. В 2011 году доля Российской Федерации, как такого хранилища мирового детской порнографии составляла почти треть. То есть у нас было 30% детской порнографии хранилось здесь на наших российских серверах. И нам за два года удалось снизить это количество более чем в 2,5 раза. Мы считаем это таким важнейшим достижением, оно признано международным сообществом и конечно это большой плюс. Но, тем не менее, конечно же стоит отметить еще и ряд законодательных норм, которые принимались, в том числе и по нашей инициативе, это и известный закон об едином реестре запрещенных сайтов, благодаря которому сейчас в рунете ведется активная борьба с сайтами, пропагандирующими и продающими наркотики, с сайтами, призывающими к совершению самоубийств, с сайтами, распространяющими детскую порнографию. И, конечно же, вот этот очень большой блок нравственных угроз. Угрозы нравственному здоровью, они, конечно же, очень актуальны.
С.Бакалеева
— Эта информация, ее дети ищут, или она выпадает совершенно случайно? Может ли она вот так спонтанно, случайно поранить ребенка, нанести вред?
Д.Давыдов
— Вы знаете, дети… иногда крупные поисковые компании, такие, как Яндекс, или Гугл, приводят статистику поисковых запросов детей. И, исходя из….
С.Бакалеева
— А как они узнают, что это дети? По орфографии?
Д.Давыдов
— Ну, по специфическим тегам, я бы так сказал, когда дети пишут «тети» и еще что-то, то понятно, что это именно детские запросы, они не такие точные и не такие грубые, а скорее всего это речевые конструкции, которые более присущи детям. И конечно же, по другой активности поисковики изучают, в том числе и активность посетителей интернета, могут с уверенностью сказать, что это дети. Так вот, конечно же дети, бывает, сами ищут. И у тех родителей, которые ответственны, дети этого не находят, потому что родители пользуются средствами родительского контроля и по крайней мере знают, как ими пользоваться. Но дети, очень часто натыкаются на такую информацию случайно. И очень… не так давно была одна из таких проблем, которую удается решить, это проблема когда, ну вот представьте себе поисковик, представьте себе картинки, если в поисковике при поиске картинок кто-то пытался найти слово «школьница», или «Дюймовочка», казалось бы, он иногда видел…
С.Бакалеева
— Совершенно невинные…
Д.Давыдов
— Не совсем школьниц и иногда видел не совсем Дюймовочек. И, конечно же, приходилось поисковым компаниям вносить изменения в свои алгоритмы работы. и в данный момент «Лига безопасного интернета» совместно с национальным рейтинговым агентством проводит рейтинговые исследования безопасности поисковиков. Мы совсем скоро его представим и в нем мы покажем, какая из поисковых систем, которые в настоящее время представлены в России, и которыми пользуются российские пользователи, какие из этих систем наиболее безопасны для семей и для… что самое важное, для семей с детьми. И конечно же, вот этот блок таких вот нравственных угроз – это очень большая проблема, потому что стоит же всего лишь развратить нацию и у страны не будет будущего. Развратить детей и 100% у страны не будет будущего, особенно, учитывая, что мы живем в такое очень непростое время и демографическое положение нашей страны достаточно шаткое.
С.Бакалеева
— Вы сказали уже как вы стараетесь предотвратить нравственные угрозы, а давайте поговорим о том, что могут сделать родители, чтобы предотвратить эти собственно проблемы?
Д.Давыдов
— Самое важное, вот то, с чего нужно начинать, это все-таки, необходимо взять поведение и вообще общение ребенка с компьютером под контроль. Вот, есть еще одна из таких ярких цифр, которая говорит о том, что, например, американские, или европейские школьники в интернете страдают, или становятся жертвами преступников в три раза реже. Почему? Потому что, например, те же самые европейские, или американские родители всегда контролируют то, чем занимается ребенок за компьютером.
С.Бакалеева
— Контролируют, то есть буквально находятся рядом в тот момент, когда ребенок за компьютером?
Д.Давыдов
— Конечно, во многом, эта разница более чем в три раза, связана с тем, что компьютер за которым сидит ребенок в среднестатистической европейской семье, находится в общей комнате, в каком-то общем помещении, в которое есть доступ у взрослых. И взрослые всегда могут контролировать, чем занимается ребенок в интернете. Русские же родители обычно думают, ну хорошо, сидит чадо где-то в комнате, закрылся, его не слышно, не видно, ну и хорошо, чем-то он там занимается. А чем он занимается, не видят. Конечно же. Необходимо брать вот это общение ребенка с компьютером под контроль. И, не только контроль визуальный, но еще и технологический, необходимо использовать средства родительского контроля, это очень важно.
С.Бакалеева
— Спасибо большое, Денис. У нас в гостях был исполнительный директор «Лиги безопасного интернета» Денис Давыдов. Всего хорошего, до свидания!

«Материнский капитал»
Воспитание девочек
Анна Борисовна Теплова
16.03.2015
Ведущий: Софья Бакалеева

С.Бакалеева
— Здравствуйте, это программа о воспитании детей и я ее ведущая Софья Бакалеева. У меня в гостях очень интересный человек – искусствовед, фольклорист, руководитель детской фольклорной студии Анна Борисовна Теплова. Анна Борисовна, когда-то, несколько лет назад, мы с вами затевали вместе детский журнал, который успешно просуществовал определенное время, назывался он «Царевна». и я очень хорошо помню, что когда мы обсуждали с Вами самое начало этого журнала, а он затевался именно, как журнал для девочек, то пришли к тому, что нет журнала для девочек такого, какой мы не побоялись бы своим девочкам, своим дочкам подложить, подсунуть, дать почитать. Сегодня Ваше мнение изменилось? Сегодня как воспитать девочку? Есть ли такие журналы и такие образы, которые сегодня безбоязненно мама могла бы безбоязненно предложить своей девочке?
А.Б.Теплова
— Ну, если говорить о журналах…
С.Бакалеева
— Ну, и прежде всего тех образах, которые пропагандируются.
А.Б.Теплова
— Когда-то, да, действительно хорошо, что мы вспомнили этот журнал, который мы назвали «Царевна», он и был таким, в определенной степени, педагогическим порывом меня, как мамы. Поскольку ребенок пришел в школу и да… вот вопрос, воспитание девочек, мы воспитывали девочку, мы воспитывали ее в семье, мы создавали какой-то для нее образ, мы что-то там пестовали в этом ребенок. И вот этот ребенок выходит в жесткий наш мир, который называется школа. И в этой школе оказывается незначимым все то, чему мы ее воспитывали.
С.Бакалеева
— А когда Вы ее воспитывали, Вам прежде всего что хотелось бы до нее донести и в нее вложить? Какой вы себе представляли свою девочку?
А.Б.Теплова
— Самой прекрасной, конечно, прежде всего. Ну, лично для меня, почему-то очень много значит именно эстетическая сторона, то есть она должна быть красивой. Но красота, она всегда связана не столько с внешностью, сколько с внутренностью, то есть, с внутренним миром человека, его, скажем так, духовной составляющей. И поэтому ребенка своего, мы во-первых, воспитывали в любящей семье, это такое обязательное условие, но, к сожалению, не достаточное. Поэтому мы естественно открывали перед этим ребенком мир всех тех ценностей, которые для нашей цены значимы – это и религиозность, это и традиционная культура, это и вообще культура русская, красота, красота опять же мира, природы, картин наших отечественных, красота, не знаю, музыки и традиционной, и классической музыки. И вот этим всем мы пытались своего ребенка наполнить. Так как мы понимаем, что детство – это такой период, когда ребенок может все это хорошо впитать, то естественно ребенок стал ходить во всевозможные школы и его жизненное время сократилось до минимума. Вот Лена наша пошла, и в музыкальную школу, поскольку музыкальна, и в хорошую английскую спец.школу, которая слава Богу, просто рядом во дворе, и в Воскресную школу, куда же без нее, и в спортивную школу, поскольку современный городской ребенок не может, не находит, нет у него времени и возможностей еще и красиво гармонично физически развиваться…
С.Бакалеева
— И тут гармоничная наполненность красотой и эстетической и физической оказалась невостребованной?
А.Б.Теплова
— Да, во-первых, появились подружки девочки, которые сказали: «Твои родители злодеи, у тебя нет времени», — но они сказали ей чуть попозже, а в начале они ей просто сказали: «Фу-у-у», у тебя нет Принцессы? Ты не читаешь журнал “Принцесса”? Покажи, какая у тебя Барби! А, у тебя нет Барби?!», — и мой ребенок пришел в слезах и сказал: «Да, я хочу журнал “Принцесса”», — и я его даже, как ты помнишь, купила и даже мы все его посмотрели, и я поняла, что ни “Принцесса”, ни ”Барби” – это не тот журнал, который я хотела бы, чтобы был у моего ребенка. Тогда то и возникла идея создать журнал “Царевна”.
С.Бакалеева
— А почему?
А.Б.Теплова
— Потому что он пустой, потому что не может быть мир женщины ограничен только…
С.Бакалеева
— Косметикой.
А.Б.Теплова
— Косметика, это самое, да, косметикой, вещами, болтовней с подружками, даже если мы что-то и делаем рукодельное, то что-то мы делали, во всяком случае в то время, это было достаточно уже давно, почти семь лет назад, то были перышки, стразики, еще какая-то ерунда. Это все было, ну с моей точки зрения пусто. И тогда встал вопрос о том, а что мы можем им предложить этим девочкам, чтобы это было адекватно. Адекватно по качеству, но совершенно другим по содержанию.
С.Бакалеева
— И что могут предложить современные мамы, которые вот так же не хотят, чтобы их девочка впитывала пустой образ, женский образ, который иногда даже само понятие женственности в себе не содержит, а хотят по-настоящему воспитать будущую маму и женщину. Что они могут предложить современные мамы?
А.Б.Теплова
— Бедные современные мамы, честно признаться, им особенно и предложить нечего, кроме образа, опять же создаваемого в своей семье.
С.Бакалеева
— То есть собственного?
А.Б.Теплова
— Собственного, да. Опять же, если мы вернемся к игрушкам, современные игрушки, игровой набор современный, он убрал как раз образ матери из игрового арсенала ребенка. Современные пупсы даже просто пугающие, они скорее оттолкнут ребенка от того труда материнского, который будет впереди, который ее ждет. Ну, например, вот эта интерактивная игрушка Reborn, которая тебя заставляет там: я пить хочу, я есть хочу. Она писает, ей надо менять памперсы. Таким образом, обычная игрушка, ну, скажем так, традиционная пеленашка, ты ее запеленал, ты ее положил, она лежит и ждет. Ты проявил к ней свою заботу и твоя забота ограничилась, даже твой труд по заботе ограничивался просто уходом за ней, твоей любовью, так вот материализованной в твоем ручном уходе. А здесь игрушка требует к себе. И соответственно у человека возникает – труд, как обязанность и игрушка, играя в ребенка, вместе с ребенком, в результате ломает самое важное. Мало того, ну, опять же, если мы возьмем ту же пеленашку, то есть, младенец, в котором ничего нет, кроме того, что образ свернутости, у него же вообще нет, ни ручек, ни ножек. Тогда как ты будешь с ним играть? Ты будешь его качать, ты будешь ему что-то петь. А к современной игрушке, которая тот же младенец современный, к нем есть памперс, соска, сумка, бутылка. И в результате ты занимаешься не тем, что ты общаешься как бы с этим младенцем, ты не создаешь вот именно этот образ материнской любви, а ты занимаешься только конкретной работой по пеленанию, пиханию, одеванию и так далее.
С.Бакалеева
— Ну, это наверное, не самый даже плохой вариант, потому что ты о ком-то заботишься. А, скажем, диснеевские мультфильмы, где знаменитые в каждом из них, фигурирует одна из диснеевских принцесс, они в принципе не подразумевают заботы. Ни послушания матери, ни заботы о ком-то младшем.
А.Б.Теплова
— Ну, тут очень важные такие вопросы, связанные скорее с целеполаганием воспитания. Действительно сложно понять, чего мы хотим от ребенка. Если ты ставишь своей задачей воспитать успешную женщину, именно успешную в карьере, то это совсем одно. А если ты хочешь сделать успешной в семье, то это будет совсем другая история. Вообще вопрос целеполагания, он очень существенный, вот я, например, могу, так как занимаюсь традиционной культурой, то могу выговорить, например, каковы были цели воспитания в традиционной крестьянской семье. Они определяются тремя составляющими – вырастить христианина, вырастить крестьянина, то есть труженика и вырастить семьянина. Сегодня все эти цели практически порушены.
С.Бакалеева
— Совершенно верно, и скорее, если мы спросим современную маму, она, наверное, скажет, что она хотела бы, чтобы ее дочка была уверенной в себе, чтобы она знала себе цену, чтобы она умела себя подать, то есть цели получаются совсем другие.
А.Б.Теплова
— Совершенно верно. Даже, например, трудолюбие и карьера, как мы почувствуем разницу в этом? Труд, он всегда для кого-то, а карьера – это для меня. Я должен состояться в карьере. Даже такие, я извиняюсь, смешные современные вещи, как опять же спорт, которым мы раньше занимались в секции и, например, фитнес, ну чем разница? Кажется, ну никакой особой разницы – и там прыгаешь, и тут прыгаешь. На самом деле нет, здесь я занимаюсь тем, что формирую свое тело под какой-то определенный стандарт, а там я совершаю какие-то совершения для того, чтобы достигнуть определенного результата, не связанного лично со мной, правильно? Конкретно со мной. И в ситуации, в которой мы сейчас оказались, можно пойти на поводу у современной ситуации, выращивать вот эту активную, агрессивную, самодостаточную женщину. Но тогда мы никак не сможем изменить эту ситуацию, правильно?
С.Бакалеева
— А если мы все-таки стараемся девочке привить скромность, умение заботиться и вдруг она по сравнению с подружками оказывается в проигрышном положении, как Ваша Лена, не будет ли чувствовать себя она белой вороной?
А.Б.Теплова
— Будет, будет чувствовать себя белой вороной. Но скромный – это не значит робкий, правильно? Человек, который может за себя постоять, как мы говорили только что, о какой современной женщине? О на целеустремленная, да, или какая она еще, активная?
С.Бакалеева
— Да, уверенная в себе.
А.Б.Теплова
— Уверенная в себе, да. Уверенная в себе для себя – это одно дело, а уверенная в себе для другого – это совсем другая позиция. И наши с вами белые вороны, они такие же сильные на самом деле. В конечном итоге, когда происходит момент выбора в семье, например, выбора пары, то современные мальчики, они ведь ищут на самом деле, ищут не эту стервозную, скажем так, некрасивое слово, но я других слов просто не подберу, с таким бритвенным взглядом девушку, а они ищут себе мягкого человека, с которым они будут вместе идти по этой жизни. Не прилепиться просто, чтобы она зарабатывала деньги, а я тут просто лежал на диване. Нет, этого никто тоже не хочет. Я просто в связи с тем, что работаю с детьми много лет, тоже у меня 15 лет студия, даже больше уже, наверное, да, не важно. У меня есть дети, которые первый выпуск, они уже все со своими детьми. Так как они со мной продолжают общаться, то меня очень это удивляет, мальчики ищут мягкую, нежную, любящую, способную к пожертвованиям, к самопожертвованиям, направленную на него. Девочки ищут мужественного, прекрасного, который будет в ней ценить то-то, то-то и то-то, и они не находят друг друга. Огромное количество прекрасных девочек, которые ищут хороших мальчиков, и такое же количество хороших мальчиков, которые ищут хороших девочек, и они не встречаются. Но это не значит, что воспитания было неправильным. Нет, я считаю, что цель воспитания мы должны сохранять, мы не должны растить из нее успешную потопительницу окружающих. Мы должны растить настоящую, хорошую, мягкую, добрую девочку и пусть она будет белой вороной.
С.Бакалеева
— Спасибо, Анна Борисовна. Это была программа о воспитании детей, и я ее ведущая Софья Бакалеева.